Меню сайта

Категории раздела

Видео

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 130

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2013 » Май » 30 » Игорь Калетник: Появления новой депутатской фракции или группы в парламенте ожидать не стоит
18:13
Игорь Калетник: Появления новой депутатской фракции или группы в парламенте ожидать не стоит
Верховная Рада 7-го созыва установила своеобразный антирекорд: за 20 пленарных заседаний, которые удалось провести за первое полугодие работы, было принято только 28 законов.
На сегодняшний день работа якобы возобновлена, но иногда не хватает двух-трех голосов для принятия того или иного законопроекта (как это было, например, при голосовании за отмену пенсионной реформы), поскольку устойчивое большинство в нынешнем парламенте до сих пор не сформировано. Это приводит к значительному повышению цены каждого отдельного голоса и в прямом, и в переносном смысле. Какова нынче эта цена и что сегодня делается для формирования большинства?
— Прежде всего, нужно сказать об одной главной вещи в этом аспекте — на сегодняшний день может быть собрано достаточное количество голосов для принятия любого решения. Другое дело, что нет того формата, который был в прошлом созыве, когда существовала коалиция большинства и соответствующие возможности, предусмотренные регламентом Верховной Рады. Коалиция преимущественно действовала согласованно, четко, как единая целостная команда. Сейчас мы говорим о том, что каждая фракция является самостоятельной единицей и действует исключительно в рамках тех возможностей, которые предусмотрены их избирательными программами и решениями самих этих фракций. А говорить о том, что, например, Компартия будет голосовать так, как хочет Партия регионов, будет неправильно. Там, где наши позиции совпадают, — мы голосуем. Или если позиция Компартии совпадает с позицией "Батьківщини”, "Свободы” или УДАРа — мы тоже голосуем сообща.
По многим соображениям то, что сейчас нет устойчивого формализованного большинства, — это хорошо. Это позволит проводить широкую дискуссию относительно законопроектов и не принимать законы сгоряча. Но есть другая проблема, которая будет существовать постоянно. Хотя иногда еще бывают случаи, когда голосования проходят не лично, но Верховная Рада в основном уже почти на 99% обеспечила персональное голосование народных депутатов. Однако в результате на сегодняшнем утреннем заседании (интервью состоялось в среду, 22 мая) ни один из трех рассматриваемых законопроектов, за которые могла голосовать и одна, и другая сторона зала, все же не набрал голосов. Почему? В зале не было достаточного количества народных депутатов. Потому что персональное голосование предусматривает личное в нем участие. Поэтому сколько бы сейчас ни было перебежчиков из других фракций, эта проблема останется. Поскольку чем больше их будет переходить, тем больше будет люфт тех, кто может заняться какими-то другими вопросами во время того, когда надо присутствовать на пленарном заседании.
— Сегодня в парламенте насчитывается шесть официальных "тушек” при том, что довольно часты случаи так называемых ситуативных голосований. Когда, по вашим прогнозам, можно ожидать новой волны перебежек и в каком количестве?
— Относительно прогнозов, а я их давал уже неоднократно, я уверен, что так называемый тушкопад у нас еще впереди. Особенно это касается тех, у кого крупный бизнес и капитал. Или те же мажоритарщики, недовольные теми принципами и программами идеологическими, которые есть в их фракциях, и они сегодня уже выражают свою нескрываемую позицию и свои намерения выходить во внефракционные. Речь идет не о вступлении в Партию регионов, а именно о переходе в ряды внефракционных. Что это им дает? Возможность быть самостоятельными при принятии своих решений, быть независимыми от руководства своей фракции и иметь свое личное мнение по целому ряду рассматриваемых вопросов. Я считаю, что эти события произойдут очень скоро.
Самая неустойчивая политическая фракция — "Батьківщина”, которая "сшита” из разных политических сил и не может быть монолитной. Должен сказать, что если выход из "Батьківщина” можно было предвидеть, хотя он и ожидался не так быстро, то для УДАРа более непредвиденным является то, что до сих пор никто из депутатов не вышел из фракции, хотя у партии Кличко сейчас нет собственной политической идентичности.
— О возможности создания новой депутатской группы активные разговоры идут уже несколько месяцев. Причем не только Еремеев, но и Порошенко или Балога тоже вполне могли бы захотеть таким образом создать вокруг себя статусное депутатское окружение. Отдельные депутаты говорят о возможности внесения новых изменений в регламент и сокращении количества депутатов, необходимых для формирования депутатской фракции или группы, до 15 человек. Как вы к этому относитесь и может ли в результате этого нивелироваться вес фракции коммунистов в парламенте, в частности, ее значимость при формировании большинства для голосований?
— Это — нереальные перспективы. Согласно действующим нормам регламента, самая маленькая депутатская группа или фракция должна быть не меньше по численности фракции, сформированной на первой сессии Верховной Рады нового созыва. Самой маленькой фракцией была наша — 33 народных депутата. Мы четко должны осознать, что столько внефракционных народных депутатов никогда не соберутся в одну депутатскую группу или фракцию. Поскольку у каждого из них есть свои центры влияния, и борьба за "княжескую булаву” не позволит им объединиться ради того, чтобы четко работать, как слаженная фракция.
Поэтому, несомненно, и возникла идея внести изменения в регламент, сократив необходимое количество депутатов для формирования группы или фракции до 15 человек, которых более реально собрать. И они, как, например, фракция прошлого парламентского созыва "Реформи заради майбутнього”, могли бы работать как вспомогательный филиал, обеспечивая голоса, которых не хватает для принятия соответствующих решений. Сегодня целый ряд наиболее зажиточных народных депутатов из внефракционных (в том числе и с фамилиями, названными вами) теоретически могли бы попробовать собрать и возглавить определенную депутатскую группу.
Но для того чтобы это сделать, надо принять соответствующую норму, то есть, как уже упоминалось, внести изменения в действующий регламент. Подобная идея неоднократно рассматривалась и сегодня рассматривается, как, к примеру, и предложение проводить голосование по четвергам. Но в регламенте четко написано, что голосование проводится после обсуждения и завершения рассмотрения соответствующего вопроса. То есть нельзя вопросы, которые рассматривались и обсуждались в среду, голосовать в четверг — нужны изменения в регламент.
Таким же образом надо изменять регламент и относительно фракционного количества народных депутатов. Но какая из фракций может поддержать сегодня это решение? Ни одна из фракций этого не поддержит, поскольку это невыгодно "Батьківщині”, потому что именно от них будут уходить, это невыгодно УДАРу, это невыгодно "Свободе”. А коммунисты не будут за это голосовать, так как у нас этих проблем нет. И нет необходимости поддерживать создание надуманных и искусственно сформированных фракций или депутатских групп. Компартия эти идеи поддерживать, голосуя за них, не будет. Поэтому я считаю, что появления новой депутатской фракции или группы в парламенте ожидать не стоит.
— Компартия еще в ходе выборов заявляла, что будет проводить в парламенте самостоятельную политику и не будет входить в какие-либо коалиции. Но по ряду ключевых голосований все же продолжает поддерживать власть. В КПУ сегодняшнего созыва появился непривычный феномен: по отдельным вопросам голосуют более 20 депутатов, хотя их общее количество, как вы упоминали, 32, и раньше для фракции была характерна именно монолитность голосований. Что это означает: договорную игру, несогласие с официальной позицией фракции, угрозу раскола?
— Никаких расколов у нас нет и быть не может. Во-первых, фракция и партия на сегодняшний день едины и монолитны, как никогда. У нас дружная команда единомышленников.
Во-вторых, если проанализировать, то можно увидеть, что голосование, о котором идет речь, — о недоверии правительству — проходило в пятницу по требованию трех оппозиционных фракций. Причем сначала возникла идея провести внеочередную сессию, потом почему-то ее переиграли. Было внесено другое предложение: рассмотреть этот вопрос по обычной процедуре на пленарном заседании в пятницу. Сравните пятницу с каким-либо другим пленарным днем и вы сразу увидите разницу в количестве депутатов, находящихся в пленарном зале. Тем более что на следующую неделю была предусмотрена работа в округах, а Компартия Украины, в отличие от других, очень системно работает с избирателями. Каждый народный депутат закреплен за конкретным округом, и относительно их пребывания и работы там есть соответствующий график.
Поэтому, если бы у оппозиции было настоящее желание голосовать за недоверие правительству, то соответствующую резолюцию поставили бы на голосование в четверг или во вторник. Но не в пятницу, причем предпоследним вопросом в порядке дня, когда уже все народные депутаты разъезжаются в округа.
Но позиция фракции была выражена четко и сегодня остается неизменной. Она заключается в том, что есть чрезвычайно серьезные претензии к выполнению тех программных обязательств, которые брало на себя правительство, когда ему вторично предоставили возможность работать. И я думаю, что такая критическая масса депутатского недовольства и, как следствие, недовольства наших людей назревает ежедневно.
— Депутаты, причем не только оппозиционная их часть, восприняли разработанный в Минюсте и поданный Кабмином так называемый законопроект Лавриновича как своеобразную петлю для мажоритарщиков, решив вместе его переписать. Согласны ли вы с точкой зрения, что он создает механизм (причем отнюдь не разовый), благодаря которому фактически любой депутат-мажоритарщик может быть лишен своего мандата в обход положений Конституции. И не может ли в дальнейшем этот самый механизм быть применен и к партиям? Ведь можно установить нарушения и ошибки и по общенациональному избирательному округу.
— Нарушения по общенациональному избирательному округу в отношении только одной партии установить невозможно. Поскольку на основании одних и тех же бюллетеней одновременно идет подсчет результатов и набранного количества голосов всех без исключения партий, и в случае обнаружения нарушений нужно будет отменять результаты относительно всех вместе.
Что касается Конституции Украины, то, несомненно, Основным Законом предусмотрен четкий перечень обстоятельств, при которых народный депутат может быть лишен своего мандата. Поэтому и появилось обращение в Конституционный суд народных депутатов с целью установить и растолковать решению Высшего административного суда относительно Балоги и Домбровского. В связи с тем, что Конституционный суд рассмотрел этот вопрос и установил, что это исключительно полномочия Высшего административного суда, и они не могут эти вопросы толковать, то есть два выхода из этой ситуации. Первый — когда Верховная Рада выполняет решение Высшего административного суда, таким образом ссылаясь на нормы и на заключение Конституционного суда в том варианте, который уже есть…
— Здесь, наверное, нужно уточнить, что Конституционный суд принял не решение, а постановление, носящее рекомендательный характер…
— Да. Второй вариант — обратиться в Высший административный суд, чтобы они вынесли определение, которым установили бы порядок исполнения их же решения. Хотя, если мы заговорили о соответствующем законопроекте о выборах, то сегодня бесспорно, по моему мнению, нужно уже приходить к тому, чтобы вопросы, касающиеся выборов, реализовывались через призму принятого закона, который будет действовать не единовременно, а постоянно и будет универсальным. Почему сегодня Верховная Рада сотнями рассматривает назначения выборов сельских и поселковых голов, выборов в Киеве, выборов в округах, мажоритарщиков Верховной Рады?! Закон должен четко давать ответ: если при таких-то четко определенных обстоятельствах представительное лицо лишено своего статуса (либо оно само написало соответствующее заявление, либо ввиду каких-либо форсмажорных обстоятельств), то в соответствующий срок должны автоматически назначаться новые выборы. А так у нас вокруг этих вопросов всегда начинается политическая игра и торги, которые не идут на пользу тому, чтобы эффективно работала система местного самоуправления и избранные должностные лица качественно и своевременно исполняли свои обязанности.
Позиция Компартии Украины здесь на самом деле очень проста. Такие вещи, как законопроекты о выборах, должны проходить всенародное обсуждение при участии как экспертов, так и широкой общественности. И в заключении должно стоять одно предложение: выборы должны происходить понятно, честно и прозрачно. Все. Тогда никаких проблем не будет. А когда начинаются юридические выверты, то чем их больше, тем больше возможностей для злоупотреблений и избирательной трактовки.
Однако такие законы не могут готовиться и приниматься лишь под диктовку оппозиции. Поэтому мы пришли к выводу, что нужно закон о выборах проработать в профильном комитете, и, возможно, как вариант, внести согласованный всеми пятью фракциями вариант на рассмотрение в сессионном зале.
— Как вы расцениваете шансы того, что при тайном голосовании кандидатура Лавриновича в Высший совет юстиции наберет достаточное количество голосов?
— Шансы довольно высоки. Процедура тайного голосования — чрезвычайно демократический инструмент, ведь в этом случае никто не может диктовать решение тому, кому принадлежит право голоса. Сегодня есть три кандидатуры в Высший совет юстиции (ВСЮ), рассмотренные комитетом по вопросам верховенства права и правосудия, — министра юстиции Александра Лавриновича, действующего председателя ВСЮ Владимира Колесниченко и председателя Винницкого апелляционного административного суда Виталия Кузьмишина. Я поддерживаю это решение комитета. По моим оценкам, шансы на то, что за них проголосуют и в ближайшее время изберут членами Высшего совета юстиции, очень и очень высоки.
— Политико-экономический вопрос — о газотранспортной системе. Решение о возможности приватизации ГТС пока не прошло через парламент, однако очевидно, что это уже своеобразный нарыв, который рано или поздно прорвет. Каково ваше мнение по этому поводу?
— Бесспорно, здесь нужно руководствоваться исключительно интересами нашего государства. Компартия уже официально заявляла свою позицию, в том числе эти положения зафиксированы в Антикризисной программе КПУ – государственные активы должны оставаться в госсобственности.
Если мы говорим о других образованиях, например, о газовом консорциуме с Российской Федерацией, то это было бы для Украины довольно выгодным делом, поскольку это позволило бы за счет этого прежде всего загрузить эту трубу. Это — как автомобиль. Если он в гараже и ты им не пользуешься, то он скорее заржавеет и выйдет из строя, хотя за ним все равно нужно смотреть, проводить технический осмотр.
Газотранспортная система — это большой целостный механизм, которым должны пользоваться постоянно. Мы видим, как Россия строит "Северный поток” и "Южный поток” для того, чтобы в будущем иметь возможность отказаться от использования украинской газотранспортной системы. И если еще несколько лет события будут происходить в том же направления, что и сейчас, последствия могут стать необратимыми… Мы рассматривали этот вопрос на фракции и считаем, что создание газового консорциума с РФ для Украины будет очень выгодным, поскольку даст возможность получать более дешевый газ, обеспечить роботу наших украинских предприятий, повысив их рентабельность. Это — цепь взаимосвязанных вещей, поэтому Компартия такое решение готова поддержать. Но только при условии, что будет найден механизм, когда газотранспортная система Украины останется в собственности государства.
Остальные предложения, зафиксированные в законопроекте Кабмина, пока вызывают очень много вопросов, так что по этому поводу должно быть проведено широкое обсуждение. И когда будет приниматься это решение, ни одного белого пятна оставаться не должно. Мы должны ответить на вопросы, почему Украина идет на этот шаг, что это даст людям, экономике, и после этого принять консолидированное, экономически взвешенное решение, ни в коем случае не политическое.
— Повышение акцизного сбора на нефтепродукты. В прошлом месяце этот вопрос уже поднимался, и премьер-министр уверял, что он не рассматривается. Тем не менее в начале текущей недели руководитель "Укравтодора” снова заявил, что акцизы на бензин и дизельное топливо нужно повысить примерно вдвое, поскольку других источников для финансирования ремонта и строительства дорог сейчас нет, а соответствующий законопроект уже отрабатывается. Вы с ним согласны?
— На мой взгляд, рассматривая целесообразность двукратного повышения акцизов, необходимо прежде всего учитывать не текущие финансовые проблемы "Укравтодора” (иногда искусственно созданные), а то, как это повлияет на состояние экономики, отдельных отраслей и на благосостояние рядовых граждан. Мы должны учитывать очень неоднозначные тенденции на рынке нефтепродуктов, требующие серьезного и глубокого анализа, в том числе и в контексте последней динамики бюджетных поступлений. Но прежде всего мы должны анализировать и думать, а сможет ли рядовой украинец покупать горючее по значительно более высоким ценам? Особенно учитывая очевидные проблемы с его качеством, которое, как и зарплаты и пенсии, еще очень далеко от европейского. Давайте сначала поднимем зарплаты украинцев до европейского уровня, а уже потом будем говорить об акцизах на горючее на уровне стран ЕС. Почему не ставится вопрос таким образом?
Мы должны проанализировать, смогут ли сельскохозяйственные предприятия покупать по такой цене нефтепродукты и какими при этом будут последствия для экономики? В частности, как это повлияет со временем на рост себестоимости сельскохозяйственной продукции и, таким образом, на цены на продукты питания, на транспортные перевозки, потребительскую инфляцию и, опять-таки, на платежеспособность простых граждан.
Считаю, что, несмотря на нынешнее действительно катастрофическое состояние украинских дорог (даже в столице, не говоря уже о регионах), постоянно перекладывать увеличение расходов на их ремонт и содержание на плечи граждан неправильно. Ведь возникает резонный вопрос, почему за бездарную и непрозрачную финансовую политику "Укравтодора” должен расплачиваться простой украинец, помня о многочисленных обвинениях в адрес автодорожников в завышенной себестоимости работ по ремонту и строительству автотранспортных путей, в коррупции и грандиозных откатах в этой сфере. Давайте сначала сделаем прозрачной и понятной структуру расходов этой компании, и прежде всего именно на ремонт и строительство дорог, а уже тогда вместе, с привлечением парламентариев, экспертов и широкой общественности поищем источники необходимых ресурсов.
Я думаю, что это очень сложный дискуссионный вопрос, и сказать, что Верховная Рада сегодня сможет проголосовать за повышение акциза, наверное, преждевременно.
— Если продолжить разговор о тенденциях в нефтегазовой сфере, то нельзя не вспомнить недавнее сообщение "Интерфакса” о значительном падении поступлений в бюджет от сборов с нефтепродуктов. Чем, если не ростом теневых поставок и контрабанды, это объясняется?
— Чтобы говорить о тенденциях на рынке горючего, надо иметь на руках достоверные цифры, причем из нескольких источников. Это данные таможни, это данные перевозчиков, причем всех, и данные видов поставок горючего: поезд, автомобиль, нужно сравнить все виды транспорта. Информация Минэнергоугольпрома о внутреннем производстве и информация налоговой службы.
Только проанализировав эти основные носители информации, можно достоверно установить — есть ли уменьшение либо увеличение объема ввоза и реализации горючего и каковы причины этого.
По моим данным, которые стали мне известны как народному депутату, тенденция к уменьшению ввоза нефтепродуктов в принципе существует. Но существует и другая тенденция: это снижение доли бензина в структуре импорта нефтепродуктов и увеличение доли дизтоплива, что не может не влиять на доходы от акцизного сбора в бюджет.
Учитывая, что ставка акциза на бензин порой в четыре раза превышает ставку акциза на дизтопливо, это не может не влиять на уровень поступлений акцизного сбора в государственный бюджет.
В то же время когда нефтепродукт оказывается на территории Украины, он должен реализовываться через розничные АЗС, оптовую торговлю. На каждом этапе этот процесс обязательно должны сопровождать документы строгой отчетности, учет которых ведется в электронной базе уже налоговиков, а не таможенников.
У нас сегодня достаточно прозрачная ситуация на таможне. Малейший возникающий спорный вопрос вызывает широкий резонанс среди экспертов и в обществе в целом. Сегодня почти все крупные импортеры и нефтетрейдеры имеют отношения с иностранными партнерами, среди которых — Европейский банк реконструкции и развития. Многие из них — публичные компании с иностранными акционерами. И если бы тенденции на рынке объяснялись контрабандой или другими злоупотреблениями, никто бы из них не молчал. И на мировом рынке никто бы не молчал, если бы половина нефтепродуктов заходила в Украину без таможенного оформления. Поэтому в объяснение упомянутых вами цифр ростом контрабанды я не верю и подтвердить этот тезис не могу.
Тут, скорее, происходит изменение конъюнктуры товарных позиций, о которой я упоминал выше. Надеюсь, что в ближайшее время заработают украинские нефтеперерабатывающие заводы. Министр энергетики и угольной промышленности ведет переговоры с различными компаниями, в том числе и Российской Федерации, Азербайджана, о том, что есть соответствующая программа, и она предусматривает модернизацию, инвестиции и реализацию. И в ближайшее время мы увидим, как эти вопросы будут решаться.
— Одна из наиболее активно обсуждаемых сегодня международным экономическим сообществом тем — прозрачность собственности и уплаты налогов. Между тем владельцами большинства ключевых промышленных объектов в Украине являются офшорные фирмы. Не видите ли вы в этом проблему, и как ее решать?
— Действительно, активную кампанию по борьбе с офшорами сейчас начали по всему миру. В США убытки бюджета, связанные с уклонением от уплаты налогов, оценили в
100 млрд долл., в Евросоюзе говорят, что теряют в десять раз больше! Тенденция последних лет — обмен информацией о доходах лиц на межгосударственном уровне. Даже Швейцария, известная своей банковской тайной, заключила соответствующее соглашение в начале нынешнего года.
Проблема потерь бюджета от налоговых махинаций стоит в Украине не менее остро. Для нас это выливается в недопоступления по налогу на прибыль и недополучение валютной выручки. У нас налог на прибыль является одним из бюджетообразующих, его сумма напрямую зависит от полученных доходов и понесенных расходов.
Чем меньше доходы и больше расходы, тем меньше нужно платить налог на прибыль. Поэтому основные махинации в Украине направлены на неправомерное занижение выручки или необоснованное увеличение расходов.
К сожалению, именно такую схему и используют недобросовестные экспортеры, заключая по минимальной цене договоры со связанными офшорами. При этом реальный покупатель получает товар по настоящей, рыночной цене, а вся прибыль аккумулируется на зарубежных счетах посредника.
Не секрет, что основные отрасли промышленности и сельского хозяйства являются экспортно-ориентированными, поэтому и масштабы минимизации налогов с использованием офшорных схем колоссальные.
Приведу некоторые цифры, свидетельствующие о существовании тенденции к занижению экспортных цен. Почти 50% наименований украинских товаров при экспорте стоили на треть меньше, чем единица аналогичных импортных товаров. При этом такую разницу трудно объяснить более низкой себестоимостью украинских изделий, ведь им приходится конкурировать с дешевыми китайскими аналогами.
Вследствие этого расчетные потери валютной выручки за год в 2012-м составили 200 млрд грн, потери по налогу на прибыль — 42 млрд грн.
К сожалению, искусственное занижение стоимости экспортируемых товаров стало вполне закономерным в условиях отсутствия законных механизмов противодействия этому явлению. Поэтому появление законопроекта о трансфертном ценообразовании является логическим шагом, направленным на предотвращение уклонения от уплаты налогов.
Кроме того, учитывая мировой опыт борьбы с налоговыми мошенничествами, одним из приоритетных направлений международного взаимодействия для Украины должно стать заключение межгосударственных соглашений об обмене информацией и взаимной административной помощи в таможенных и налоговых делах.
— Наведение порядка в вопросах трансфертного ценообразования, очевидно, затрагивает бизнес-интересы многих народных депутатов или партийных спонсоров едва ли не всех фракций. Есть ли у трансфертного законопроекта шансы пройти через парламентский зал хотя бы в приблизительно похожем на его первую версию виде?
— Чтобы государство могло выполнять свои социальные обязательства, увеличивать пенсии, зарплаты, повышать стипендии, обеспечивать людей жильем и т.д., все это возможно только за счет постепенного увеличения доходов бюджета.
При этом такое увеличение должно происходить не за счет усиления фискального давления, от которого пострадают добросовестные предприниматели, а за счет легализации теневого сектора экономики и разрушения схем уклонения от уплаты налогов.
Крупный бизнес сегодня становится публичным, для него вести дела открыто становится выгодно.
Все больше украинских компаний размещают или хотя бы планируют разместить свои акции на известных биржах, привлекают кредиты от иностранных инвесторов. Но одним из главных условий для всего этого является прозрачность ведения бизнеса — соблюдение международных стандартов учета и отчетности, раскрытие информации о структуре собственников.
Кроме того, проблемы банковского сектора Кипра, наблюдаемые в последнее время, разрушили миф о надежных гаванях, где можно безопасно хранить сокрытые от налогообложения средства. Вдруг оказалось, что все эти состояния можно в один момент потерять и остаться ни с чем.
К тому же все усиливающееся противодействие уклонению от уплаты налогов на международном уровне, о чем мы с вами только что говорили, вряд ли сделает успешным банальное сокрытие или перевод средств в другие льготные юрисдикции.
Все это придает мне уверенности в том, что законопроект о трансфертном ценообразовании будет поддержан в сессионном зале.
— Сейчас активно обсуждается вопрос пересмотра существующей системы налоговых льгот в сельском хозяйстве из-за ее неэффективности и большого количество схем ухода от налогообложения крупными агрохолдингами. Ваша точка зрения: что нужно изменить?
— Я бы рассматривал эту проблему в двух направлениях. Если мы говорим об уклонении от уплаты налога, то это, прежде всего, распространяется на экспорт сельскохозяйственной продукции. Потому что у нас значительный объем — четверть сельскохозяйственной продукции производится по контрактам со странами с льготным налогообложением. За четыре месяца этого года это уже более 1,1 млрд долл.
Таким образом, снижается экспортная стоимость товаров и недополучается валютная выручка, с одной стороны, с другой — уменьшается сумма налога на прибыль, подлежащего уплате такими экспортерами.
Схема заключается в том, что на экспорт сельхозпродукция вывозится исключительно по той стоимости, по которой ее приобрели здесь, хотя во многих случаях она продается со значительной наценкой. Так, эта наценка полностью оседает на счетах офшорных фирм или на счетах международных корпораций, владеющих зернотрейдерами, которые работают на аграрном рынке в Украине.
Поэтому фактически наша экономика не получает надлежащих поступлений от прибыльной деятельности экспортеров.
Поэтому, кстати, в этом случае закон о трансфертном ценообразовании сможет существенно изменить расстановку сил. Потому что там речь идет о том, что в случае, если товар продается за границу по контракту с предприятием, зарегистрированным в стране, где ставка налога на прибыль меньше, чем в Украине, то налоговые органы могут применять обычные цены, исходя из мировых тенденций, а не фиктивные, которые часто указываются в контракте.
Это не приведет к значительным дополнительным поступлениям валютной выручки, но существенно увеличит поступления от налога на прибыль. Это с одной стороны, а с другой — сегодня ведутся дискуссии о внутреннем налогообложении хозяйственной деятельности предприятий, занимающихся производством сельхозпродукции.
Законодательство Украины, по моему мнению, содержит две основные льготы для них.
Первая из них — это то, что НДС, начисляемый при продаже такой продукции, не перечисляется в бюджет, а остается в их распоряжении для покрытия их производственных нужд.
И вторая: такой налог, как налог на землю, налог на прибыль, заменяется фиксированным сельскохозяйственным налогом, который рассчитывается независимо от объема выручки, а исходя только из площади земель и ее нормативной денежной оценки.
Мы должны понимать, что налоги должны отвечать принципу социальной справедливости, которым тут явно не пахнет. Потому что мы прекрасно понимаем, что для разных видов деятельности, которые кодекс на сегодняшний день никак не выделяет, нормы прибыли или рентабельность производства совершенно разные. То есть на одном гектаре можно выращивать свиней или кур (заниматься животноводством) либо зерновые культуры. На гектаре пшеницы — это минимальный доход, при этом такими гектарами можно владеть в большом количестве — сотнями гектаров. Одновременно на этом же гектаре можно прекрасно разместить птицефабрику и т.д. Тогда возникает вопрос: почему такие предприятия платят фиксированный сельскохозяйственный налог в одном и том же размере, при том, что их выручка совершенно разная?
Чтобы не навредить небольшим производителям, мелким фермерским хозяйствам, необходимо провести комплексный анализ происходящего, привлечь в том числе ученых, участников рынков, выслушать все позиции и разработать такие предложения, которые бы не только соответствовали принципам социальной справедливости, но и обеспечивали полноту уплаты налога в бюджет. Существуют различные модели, используемые за рубежом, в тех же странах СНГ, Европейском Союзе. Главный принцип при этом должен быть следующим — не навредить.

«Зеркало недели. Украина»


Просмотров: 213 | Добавил: kpu-putivl | Рейтинг: 0.0/0