Меню сайта

Категории раздела

Видео

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 130

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2012 » Июль » 6 » К 70-летию Новослободской трагедии
08:01
К 70-летию Новослободской трагедии
Колокол скорбиНАБАТ СКОРБИ
    История Великой Отечественной войны славой и болью запечатлена в народной памяти. Есть в этой летописи и строки, связанные с Новой Слободой – и героические, и глубоко трагические…
      Враг ступил на Путивльскую землю ранней осенью 1941 года. Город и близлежащие селения были оккупированы 10 сентября. Через месяц фашисты овладели и селами, расположенными на востоке района. В частности, Новую Слободу гитлеровцы оккупировали 4 октября. На захваченной территории фашисты свирепствовали, стремясь запугать людей. Только в Новой Слободе было убито двадцать сельских активистов. Около ста человек (в основном молодежь) угнали на каторжные работы в Германию.
      Однако местное население не покорялось врагу. Многие жители Новой Слободы и окрестных сел ушли в партизанский отряд С.В.Руднева, базировавшийся с 12 сентября 1941 года в Новослободском лесу.
     Немало горя пришлось пережить семьям партизан с началом оккупации. Полицаи арестовали многих жителей Новой Слободы, Калищ, Сибелицы, Бывалина и Алеевой, объявив их заложниками. Держали людей в здании школы. В Новую Слободу прибыл партизанский отряд,  который разгромил штаб полиции, при этом уничтожив много гитлеровцев  и полицаев.
     В партизаны ушли совсем ещё молодые юноши и девушки. Некоторые из них отдали свои жизни в борьбе за свою Родину. Вспомним их…
     Черняков Иван Григорьевич, Черняков Антон Фёдорович, Черняков Ваня (14 лет), Воронин Иван (17 лет), Волин Иван Афанасьевич, Волин Иван Тимофеевич, Черняков Михаил (17 лет), Колосов Иван (16 лет), Соколов Иван (18 лет), Чернякова Анна, Примин Иван, Бирюков Иван Иванович, Андреев Иван Данилович, Черняков Иван Никитич, Евенко Мария, Черняков Иван Егорович, Новиков Иван, Мураев Николай Андреевич, Бакаев Иван, Черняков Харитон Антонович, Гузеев, Костров.
    Имена некоторых погибших, к сожалению, остались неизвестными…
    Большинство из этих людей сложили свои головы за Родину. Иные вернулись в возрасте 20 лет инвалидами: Подшивайлов М.Ф., Бакаев Д.А., Воронин И.А., Быков М.Д., Бакаев А.Л., Бакаев С.Р., Черняков К.Ф., Кагитин В.А., Илларионова Антонина. Многие из них так и не оправились от полученных на войне ран и вскоре скончались…
    10 июня 1942 года карательный отряд схватил в Новой Слободе группу патриотов. Партизаны, узнав об этом, провели боевую операцию по их спасению (руководил ею командир 4-й роты П.С. Пятышкин) на следующий же день. Нагрянув в село, они освободили арестованных.
       В ответ на это оккупационные власти 25 июня подтянули к Новой Слободе танки, орудия и минометы, расположились в двух километрах от села и начали прямой наводкой обстреливать зажигательными снарядами подворья новослободцев.  Загорелись дома и сараи,  из 1139 хозяйств сгорело 760 дворов.
        Это было ужасное зрелище:  жители под разрывами снарядов и свистом пуль пытались спасти свое имущество и тушили пожар даже ценой своей жизни…
     Действовали и партизаны. Вечером при возвращении из села на партизанских минах подорвались и сгорели  три вражеских автомашины с личным составом. В следующие 3-4 дня партизаны взорвали все мосты и переправы через реку Сейм от Путивля до границ Курской области. Днем и ночью не прекращалась диверсионная работа минеров на линии железной дороги Конотоп - Ворожба. Один за другим летели под откос эшелоны с живой силой и боевой техникой врага.
     Минеры Островский, Абрамов, Юхновец и Тартаковский под прикрытием разведчиков Фирсова, Мизерина, Лупачева, Мычки и других действовали с таким расчетом, чтобы ежедневно пускать  под откос не менее двух эшелонов. Радиус действия партизан расширялся с каждым днем.
     Смелые действия партизан вынудили гитлеровцев стянуть из окрестных гарнизонов все силы для их уничтожения. В селах вокруг Новослободского леса фашисты сконцентрировали до трех полков моторизированной пехоты, усиленной танками, артиллерией и минометами. Противник перекрыл все дороги, связывающие Путивльский партизанский отряд с другими отрядами соединения, сосредоточенными в лесах под Хутором Михайловским. Таким образом, Путивльский отряд оказался в окружении. 3-5 июля фашистские группировки начали сжимать кольцо.
     Опасность нарастала с каждым днем и даже часом. Разведывательные данные свидетельствовали, что в разных местах вокруг Новослободского леса гитлеровцы установили артиллерийские батареи, а по селам, окружающим лес, непрерывно курсировали их бронемашины и танки.
      Неоднократные попытки партизанских разведчиков пробраться  через вражеское кольцо к командованию соседних партизанских отрядов с просьбой об оказании помощи Путивльскому отряду не удавались. Все пути были перекрыты. И все же однажды юным разведчикам-комсомольцам Лене Чечеткину и Коле Бардакову удалось обмануть немецких дозорных и через топкое болото, по зарослям камыша удалось прорваться с донесением к соседним партизанским отрядам.
       Немного раньше,30 июня 1942 года комиссар партизанского отряда С.В. Руднев провел митинг в Новой Слободе, на котором присутствовало около тысячи человек. Семен Васильевич рассказал о борьбе партизан в тылу врага и о положении на фронте. В конце митинга в партизанский отряд вступили новослободцы Панас Лазаревич Бакаев, Михаил Федорович  Подшивайлов, Георгий Иванович Замула, Иван Тимофеевич Волин, Сергей Кириллович Погребной, Дмитрий Александрович Бакаев, И.А. Воронин, Иван Романович  Бакаев, Н.А. Мураев и другие. Из этого пополнения, а также из числа примкнувших к партизанам  жителей соседних сел Бруски, Бунякино и Бывалино была сформирована 9-я рота, которая впоследствии была реорганизована в первый полк под командованием  Давида  Ильича Бакрадзе, впоследствии Героя Советского Союза. Жители Новой Слободы помогали партизанам, чем только могли – одеждой, продовольствием, фуражом, а также собирали разведывательные данные о противнике и поддерживали с народными мстителями постоянную связь.
     В самой Новой Слободе действовала патриотическая группа, которую возглавил бывший председатель Новослободского сельского совета И.И. Высоцкий. Деятельность его, однако, неожиданно оборвалась в силу роковых обстоятельств: идя на связь с партизанами, Высоцкий подорвался на вражеской мине…
     До войны Галина Михайловна Борисенко (впоследствии заместитель командира санитарной роты партизанского соединения) работала медсестрой в Бунякинском медпункте. Гитлеровцы уже захватили Путивль, но в Бунякино еще не появлялись. Однажды, в Галино дежурство, кто-то постучал в окно. Открыв дверь, девушка увидела незнакомых людей. Они молча внесли тяжелораненого, уложили на кушетку. Галя узнала его: это был председатель Путивльского райисполкома, уроженец села Бруски Иван Иванович Высоцкий. Размотав кровавые тряпки, медсестра увидела, что вся стопа левой ноги размозжена, а в ране – земля пополам с запекшейся кровью; рваные края кожи начали синеть – признаки гангрены. Галя сделала все, что могла: обработала рану спиртом, смазала мазью, сделала перевязку. Затем раненого отвезли  в Путивль и под вымышленной фамилией «Кагитин» поместили в больницу. Однако случилось непредвиденное - один из фельдшеров узнал Высоцкого и сообщил немцам. Ивана Ивановича перенесли в подвал, допрашивали, били, а затем расстреляли…    
     Неравный бой в Новослободском лесу начался ранним утром 6 июля 1942 года. Об этом возвестил ураганный артиллерийский огонь. После артобстрела в наступление двинулись многочисленные цепи карателей. Фашисты шли тремя большими группами: первая двигалась по центральной дороге, ведущей к центру леса, где размещались партизанский штаб и санитарная часть, вторая - по восточной опушке леса, а третья - с артиллерией огибала лес с севера. Фашистам удалось прорваться по оврагу почти к центру леса и отрезать штаб и санчасть от группы А.И. Коренева, состоявшей из пятой (командир Ефремов) и третьей (командир Карпенко) рот. Не считаясь с потерями, немцы пытались уничтожить партизан. Народные мстители оказывали отчаянное сопротивление. Однако угрожающее положение нарастало. Значительная часть леса уже была занята противником. На одного партизана приходилось по нескольку десятков фашистов.  Раненые просили их перенести на линию огня, а кто не мог двигаться и держать оружие в руках - просили оставить им гранаты с тем, чтобы в случае чего взорвать себя и подошедших фашистов…
     Гитлеровцы  подошли на расстояние почти 200 метров к штабу. Видя угрозу для всей обороны, командир второй роты И.И. Замула с группой бойцов, подобравшись по зарослям к обочине дороги, внезапно открыли огонь из пулеметов и автоматов по наступавшим немцам. Контратака партизан была настолько неожиданной, что около 300 гитлеровцев в панике рассыпались и пытались укрыться в зарослях. Однако в этот момент П. Пятышкин с группой автоматчиков ударил с противоположной стороны…
     В это время первая группа гитлеровцев снова пошла в атаку. Командир третьей роты Ф. Карпенко поднялся во весь рост и с криком "За Родину! Бей фашистов!" бросился в рукопашную. За командиром дружно поднялись бойцы. Натиск партизан был настолько сильным, что фашисты в панике откатились назад.
     К вечеру на северо-западной окраине леса появились танки. Сразу же начался артиллерийский обстрел леса. Гитлеровцы снова пошли в наступление, а у большинства партизан кончались патроны. Они приготовились к последней рукопашной схватке.
     В эти решающие минуты к лесу подошли Кролевецкий и Конотопский партизанские отряды. Они спешили на помощь. Громкое "ура" прокатилось по пойме болота Молчь от Теткинских торфоразработок.
     Одновременно со стороны села Бывалино на фашистов обрушились Глуховский и Шалыгинский отряды.  Удар был таким сильным, что ошеломленные гитлеровцы, бросая оружие, обратились в бегство. Кольцо окружения было разорвано. Противник потерял  300 солдат и офицеров, оставил пушки, минометы, пулеметы и много другого вооружения.
     В этом тяжелом неравном бою смертью храбрых погибли Георгий Замула, Тихон Казаченок, Петр Морозов, Василий Рыжков,  Николай Чут, Вера Сугоняко, Таня Быкова, медсестра Маруся Шмацкая...
     Неудача с окружением партизан обозлила фашистов...
7 июля 1942 года  в 9 часов утра в Новую Слободу вошел карательный отряд и начал планомерное истребление…
      Сначала враги коварно предупредили население, что всякий, кто уйдет в поле, на луг или в лес, будет считаться партизаном и расстреливаться на месте. Напуганные угрозами жители села оставались в своих домах или у соседей.
     Каратели  группами по несколько человек с автоматами, гранатами и кинжалами  врывались в хаты жителей села и прежде чем совершать зверскую расправу со своими жертвами, заставляли их снимать обручальные кольца, серьги, забирали имущество…
      Фашистские головорезы бросали в подвалы, в которых находились люди, гранаты и бутылки с зажигательной смесью, затем тех, кто оставался живой, выводили из подвалов, погребов и расстреливали  исключительно разрывными пулями.  После расстрелов еще не умерших граждан  дорезали кинжалами…                
     Эта трагическая дата – 7 июля 1942 года, летний день на Ивана Купала – навеки трауром вписана в историю села. И сегодня, в мирные дни, не стихает эта боль. Кровавой слезой омылся тогда древний Купала…
             День памяти невинно убиенных,
             Трагедии печальное число.
             Июль. Седьмое. Пахнет свежим сеном
             И небо аист бороздит крылом..
      Приведем выдержки из Акта, составленного 16 декабря 1943 года «О злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в селе Новая Слобода», поражающие своей жестокой правдой…
      Николай Егорович Подшивайлов: «…Мы были у соседей: мать, я и маленький братишка. Когда в селе появились каратели, заторопились домой. Отойдя немного, услышали выстрел. Я оглянулся: на дороге в пыли лежал окровавленный старик. Мы побежали. Оказавшись в своей избе, притаились в углу, настороженно уставились на вместо двери подвешенное одеяло. Резкий рывок – и одеяло полетело на пол. На пороге стояли два фашиста. Я почувствовал, как вздрогнула рука матери, лежащая на моем плече. «Не бойтесь, детки»,- чуть слышно проговорила она и шагнула вперед, закрывая нас. Тут же прогремели выстрелы. Кровь залила мне лицо, что-то острое, разрывая кожу и мышцы, вошло в бок. Сознание возвращалось медленно. С большим усилием открыл склеенные запекшейся кровью веки. Рядом увидел неестественно вывернутую ручонку брата, запрокинувшееся лицо матери…  Вновь послышались тяжелые шаги, ближе, ближе… Я заметался по комнате. Выпрыгнул в окно, побежал. Вдогонку свистели пули. Добежал до леса и потерял сознание. Пришел в себя уже в партизанском отряде».
     Домна Кирилловна Пикулева: «А мы с семьей были в подумать готовила завтрак, я качала годовалую сестренку, рядом сидели два брата. У нас столик под яблоней был.  Только сели есть, а тут выстрелы, крики… Мать ребенка на руки и говорит: «Пойдем к соседям, в подвал спрячемся». Когда пришли, там уже люди были. Много людей. Потом ворвались фашисты и началось… Нас всех, и детей, и стариков, вытолкали во двор, выстроили у глубокой ямы и начали стрелять, бить прикладами, колоть штыками. Рядом со мной стояла девушка лет семнадцати. Она-то меня и спасла…  Схватила за руку, потянула меня в яму и закрыла меня собой… Мать, сестренка и братья погибли…».
     Мария Гавриловна Ляшенко: «В избу Тишаевых фашисты согнали 57 человек. Потом окружили избу, открыли дверь и начали бросать гранаты. Затем стали стрелять из автоматов… Когда каратели ушли, то нас осталось в живых только шестеро. И то двое были ранены тяжело. Вскоре зашли еще два фашиста. Они закололи девочку Подшивайлову Аню 11 лет, а двум малолетним ребятам изверги отрезали головы… А я в это время спряталась под кроватью. Меня не заметили, я чудом осталась жива. После этого изба была сожжена…».         
     Бритикова Федора Даниловна рассказывает: «Я находилась в своей избе, вместе со мной были еще 5 человек членов семьи  К нам в избу ворвались 4 мадьярских солдата и зверски замучили 5 человек членов семьи, мужа Бритикова Иосифа 50 лет застрелили, дочь Прасковью Гаврилову  30 лет зарезали, нанеся ей четыре  раны в сердце, дочь Марию также зарезали, нанеся шесть ран в грудь, внучку Катю  зарезали кинжалом в ухо, внука Толю  полутора годика пристрелили, мне было нанесено четыре  кинжальных раны и прострелена правая рука разрывной пулей правая рука .  После этого я с большим трудом добралась в соседнюю избу Семена Абрамовича Тишаева, где увидела убитых 7 человек».
     Тишаев Трофим Максимович  свидетельствует: «В этот  момент я и моя семья 6 человек находились в своей избе по улице "Ковалевка". Примерно в 8-9 часов  утра  во двор зашли 4 мадьярских солдата. В это время я сидел во дворе, а семья находилась в будке, так как изба была сожжена. Подошедши к будке, мадьяры предложили семье выйти из будки. Семья из будки вышла. Тогда мадьяры начали расстреливать. Была убита жена Прасковья 55 лет, сын Александр 33 лет, жена сына Степанида 33 лет, внучка Татьяна 5 лет, невестка Матрена 27 лет, внучка Екатерина 6 месяцев была заколота штыком, а я спрятался. После расправы были разграблены наши вещи. После того, как мадьяры ушли, я заходил к соседу Новикову Михаилу Павловичу и видел, что в избе было зверски замучено 10 человек: Новиковы Прасковья и Анна Михайловны, Примин Павел Васильевич и другие. Отсюда я зашел в избу Примина Василия, где увидел, что лежало 5 человек убитых: Примин Василий, его жена Прасковья, сын Андрей 19 лет, сын Павел 16 лет, дочь София 22 лет. После этого я направился к Ларионову Ивану Акимовичу и увидел, что в избе было 5 человек зарезанных: Ларионов Иван Акимович 35 лет, его жена Анастасия 35 лет, дочь Евдокия, старуха 60 лет и внучка старухи около года. Здесь я увидел страшную картину: у всех были отрезаны головы и выпущены кишки, кроме этого я видел расстрелянных 4 человека  Тишаевых - Федора, Анну, Прасковью и Андрея».
     Бритикова Харитина Козьминична: «В наш двор прибежало 15 человек, чтобы спрятаться в каменный погреб. В погребе нас было 20 человек - 5 человек  моей семьи и 15 человек соседей. Когда мадьяры пришли в наш двор, начали стучать в дверь погреба. Дверь мы открыли. Первой вышла Бритикова Анна Петровна с девочкой Ниной одного года на руках. Ей выстрелили в спину.  Она обернулась и сказала: «За что вы, паразиты,  так бьете?» -  и упала.  Тогда  мадьяр подскочил и зарезал дочь Нину у нее на руках. Остальные женщины, взяв на руки своих детей, и я с ними,  прижались в угол. И  мадьяры начали нас расстреливать. Я упала и была залита кровью своих близких, но осталась невредима».
     Смокарев Владимир Иванович:  «Когда немцы шли по улице, бросали гранаты в окна изб, наша семья из 7 человек была дома, к нам еще прибежали 4 человека соседей.  Я  скорее залез за печку, где стоял сундук.  Когда  мадьяры вошли в наш двор, открыли дверь избы, бросили две гранаты, которыми были убиты мой дед, мать и брат Петр 12 лет, а тех, кто после разрыва гранат остался жив, мадьяры расстреливали и дорезали.  Моего брата Анатолия трех лет зарезали  в левый бок и кинжал вышел в правый бок, сестру Надю 8 месяцев зарезали. После того, как группа убийц мадьяров ушла,  к нам в избу пришло еще 5 человек: Тишаев Павел 27 лет, Тишаева Дарья 24 лет, Подшивайлова Мария 20 лет, Дедкова Зина 12 лет,  Баслова Анна 50 лет  За ними бежал мадьяр, который в нашей избе всех расстрелял. Прошло не более 15 минут, я встал из-за печки и увидел в своей хате зверски убитых 15 человек, из которых нашей семьи 6 человек».
      Подшивайлова Елизавета Григорьевна: «По направлению к нашему дому шло около 17 мадьяр. В нашем погребе пряталось много соседей, а я с дочкой Тоней и еще четыре соседки сели возле избы. Когда каратели  подошли, держа винтовки наготове, напились воды, набрали  баклажки, а потом начали расстреливать. Я упала и не знаю,  по каким причинам осталась жива.  Когда мадьяры ушли, я встала и увидела, что моя дочь лежала с простреленной раной в глаз и ухо. Я  быстро побежала к колодцу и увидела ужасное зрелище:  возле колодца лежало убитых 32 человека, матери со своими детьми. Матери лежали обняв  и прижав своих малюток с разрезанными животами, а у детей были изрублены головы, изуродованы, отрублены ручки и ноги. Одна из матерей Чернякова Меланья Ивановна еще была жива, попросила у меня воды, я ей дала воды и она на моих глазах умерла…».
     Колосова Анна Ларионовна: «Приблизительно в 9 часов утра каратели начали поджигать еще недогоревшие дома и убивать мирных жителей. Я забрала своих трех детей и побежала на колхозный двор, в подвал, там уже было около 80 человек наших граждан. Через несколько минут к выходу  подвала подошли солдаты и бросили к нам в подвал 4 гранаты, которые взорвались в подвале, а потом бросили 3 бутылки с горючим, но ни почему-то не загорелись. Тому, кто остался живой, приказали выйти из подвала. Стали выходить и когда я вышла, то я увидела высокий плетень, через который всех заставляли перелезать. И  тут  же расстреливали. Меня тоже заставили перелезать. Я с ребенком упала и услышала выстрелы.  Разрывная  пуля раздробила мою правую руку, а другая попала в  голову моего ребенка. Я пролежала на том месте с 9 часов утра до 5 часов вечера, истекая кровью, а потом забралась в бурьян и скрывалась там около двух недел.  …Санитарка из партизанского отряда очистила мои раны, перевязала и спасла мою жизнь».
     Тишаева Мария Тимофеевна: «Я как только заметила, что движутся мадьярские войска, стала уходить из дому.  Со мной была  моя сестра Пелагея 10 лет.  Мы дошли до улицы "Корниловка", где собралось человек 25 женщин и детей и остановились над бугром.  Увидели, что к нам направляются с автоматами два мадьяра.  Подойдя к нам, они начали расстреливать всех из автоматов. Один застрелил Агафью Даниловну Подшивайлову, ее малолетнюю девочку и ушел. Второй остался и продолжал стрелять. Было убито 22 человека. Я была тяжело ранена,  сестра моя Пелагея 10 лет получила 4 раны разрывными пулями в ноги. Когда  мадьяры ушли,  я с трудом доползла до своей избы и увидела, что в огороде и по улице Калинина  лежат убитые  мама,  брат Петр.  В соседней землянке я нашла убитого отца…».
     В результате всей этой зверской расправы в Новой Слободе было убито, замучено и расстреляно 407  человек, из которых 70 детей от одного месяца до 10 лет, 80 стариков и старух от 80 до 90 лет и 255 человек женщин и подростков.
     Каратели превратили в пепелище все село. Уцелела лишь одна улица Байдеровка, которая была спрятана от глаз фашистов за холмом. Было сожжено 1220 крестьянских дворов с их имуществом…
     К месту этой страшной трагедии из партизанского отряда прибыла группа партизан и медсестер во главе с секретарем парткомиссии Я.Н. Паниным. Оказав посильную помощь оставшимся в живых, партизаны поклялись отомстить фашистам. И они выполнили свою клятву.              
      В свое оправдание перед мировой общественностью и для того, чтобы скрыть свое преступление фашистские каратели самым наглым образом врали  в местной газете "Путивлянин", что они, мол, убивали не мирных жителей, а партизан. Кто поверит этой лжи?  Но трудящиеся Путивльского района и освобожденной Украины сами были живыми свидетелями преступлений фашистских извергов.
        …Сегодня, вспоминая об этой трагедии, Новую Слободу называют украинской Хатынью – по названию белорусской деревни неподалеку от Минска, которая была сожжена вместе с жителями в марте 1943 года.
     С тех пор, как Путивльский район был освобожден от немецко-фашистских оккупантов, новослободцы каждый год 7 июля собираются на митинг-реквием Памяти у Колокола Скорби, где покоится прах 586 невинных жертв той кровавой расправы.
Июль. Седьмое. Пахнет свежим сеном
И небо аист бороздит крылом.
Купальский праздник…
             Плач по убиенным
Полвека не стихает над селом.
Примечание: позже были установлены фамилии еще 179 погибших. В общей сложности каратели уничтожили  в Новой Слободе 586 мирных жителей.    
СОХРАНИМ ПАМЯТЬ
     После отступления частей Красной Армии  4 октября 1941 году  в  районе Новой Слободы проходила линия фронта. Здесь разгорелся  бой и длился около четырех часов. Героически сражался с немецко-фашистскими захватчиками пулеметчик лейтенант по фамилии Барыба. Имя и отчество его остались неизвестными…
      Хотя и существует поговорка, что один в поле не воин, но офицер сам уничтожил целую роту личного состава противника и продолжал вести прицельный пулеметный огонь до самой последней минуты своей жизни, пока враги  из артиллерийских пушек зажигательными снарядами не подожгли сарай, где находилась его огневая точка, и он не сгорел…
     На фронтах Великой Отечественной войны мужественно сражались многие жители Новой Слободы.  Обо всех из них, конечно, мы не можем здесь рассказать, но несколько примеров приведем.     
     Новослободцу Павлу Сергеевичу Гридину посчастливилось служить в прославленной Панфиловской дивизии. В ее составе он принимал участие в боях на Орловско-Курской дуге, в освобождении Риги, Таллинна, Калининской области. За воинскую доблесть был награжден орденом боевого Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды.
     Федор Дмитриевич Черняков, работавший раньше шофером в колхозе,  вступил в ряды Красной Армии на следующий же день после объявления войны с фашистской Германией. Принимал непосредственное участие в освобождении Ленинграда, Краснодара, с боями прошел Эстонию, Латвию, Литву, Курляндию…
     Григорию Фомичу Гудимову довелось воевать в составе седьмой морской бригады в Крыму, брать штурмом Керчь, Феодосию, Севастополь, Алушту, за проявленные при этом мужество и героизм был  награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны.
      Анна Никифоровна Рыбкина была мобилизована на второй день войны. Принимала участие в боях, находясь в составе 37-го фронтового эвакопункта военно-санитарного поезда № 340. В 1942 году она была старшей медсестрой, в звании лейтенанта медицинской службы и ей приходилось в сутки делать по 300-400 перевязок.
      Петр Иванович Кирилин в составе четвертого гвардейского Кавалерийского полка, а затем 1196-го Краснознаменного стрелкового полка участвовал в боях за Ровно, Луцк, Варшаву,  штурмовал Берлин.
     Лейтенант Иван Максимович Овчинников так и остался лежать на поле брани. В своем последнем письме, датированном  28  декабря 1942 года,  он писал родным: «Может, я вас больше не увижу, но прошу вас, родные, сохраните память обо мне».
     Приятно было читать пришедшее с фронта благодарственное письмо колхознице Новой Слободы И.У. Черняковой о ее сыне В. Чернякове. «Дорогая Ирина Устиновна,- говорилось в письме , -  мы гордимся боевыми делами Вашего сына. Сообщаем Вам радостную весть… Ваш сын за отвагу и мужество, проявленные в боях с немецкими захватчиками, награжден орденом Красной Звезды. Младший лейтенант Пришва».
      Николай Никанорович Черняков воевал на Воронежском фронте, затем - на Донском фронте. Был ранен. После выздоровления попал на Курскую дугу.  Будучи командиром минометного расчета, участвовал в освобождении Ахтырки, Тростянца, Лебедина и других населенных пунктов Сумской области. Медаль "За боевые заслуги" Николаю Никаноровичу вручили за героизм, проявленный при взятии поселка Казатин Винницкой области, "За отвагу" - при освобождении Западной Украины, орден Красной Звезды - за освобождение Варшавы.
     Особенно тяжелыми были бои за фашистскую колыбель - город Берлин. Уличные сражения были гораздо более изощренными и коварными, нежели полевые. Здесь уже не было привычного расположения противоборствующих войск. Охранявшие ставку фюрера отборные эсесовские войска отчаянно дрались за каждый дом. Из окон были вывешены белые флаги, а с крыш домов стреляли снайперы. Дороги были заграждены бревнами и металлическими балками, а подступы к ним заминированы. Все улицы забаррикадированы, на перекрестках - доты. Бои в Берлине по сложности и силе сопротивления, по насыщенности огневой мощи с обеих сторон нельзя было сравнить ни с какими другими. Стоял сплошной, непрерывный вой, гул и грохот днем и ночью... 2 мая Берлин пал.
     Николая Чернякова и еще троих бойцов вызвали в штаб бригады и сообщили, что им предстоит представлять 8-й гвардейский механизированный корпус в составе Первого Белорусского фронта на Параде Победы.
     Недолгие сборы и 18 мая сводный полк отправили из Германии в Москву. Здесь Н.Н. Чернякова и его товарищей ожидала интенсивная строевая подготовка в парке Сокольники и на Тушинском аэродроме, а также генеральная репетиция на Красной площади.
     И вот, наконец, Парад Победы!  Старший сержант Черняков из 21-1 механизированной бригады 1-й гвардейской танковой армии шел правофланговым в четвертом ряду сводного полка 1-го Белорусского фронта.
     15 июня участникам Парада Победы первым вручили учрежденные медали "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.".
     После войны Н.Н. Черняков закончил сельскохозяйственный техникум и до 1954 года работал механиком в МТС, затем трудился мастером в училище механизации сельского хозяйства. Получил и мирную награду - медаль "За трудовое отличие". С 1983 года - находился на заслуженном отдыхе, проживал в городе Калтана Кемеровской области...
     Большую роль сыграло в Великой Отечественной войне и новослободское подполье.
     Новослободский лес граничил с огромным массивом непроходимого болота Молчь. В первые месяцы войны сюда стекались подпольщики, партизаны, патриоты нашей Родины.
     В сентябре сорок первого года в Новослободском лесу начал боевую деятельность Путивльский партизанский отряд С.В. Руднева. Спустя месяц в этот район прибыли два отряда из Харьковщины, возглавляемые Воронцовым и Гончаровым.
     Партизаны, взаимодействуя с частями Советской Армии, помогали воинам, попавшим в окружение, переходить линию фронта, содействовали развертыванию подпольной работы в районе. К этому времени была установлена связь С.В. Руднева с секретарем Путивльского райкома партии И.И. Высоцким.
     Большую организаторскую работу среди населения восточной части района проводили коммунисты отряда вместе с подпольщиками И.И. Высоцким, Х.А. Черняковым, М.Д. Суровицким, К.Ф. Черняковым и другими. В селах Новая Слобода, Бунякино, Юрьево активизировалась деятельность подполья. Так, в Бунякино была создана группа комсомольцев-подпольщиков. Возглавил ее энергичный юноша, девятиклассник Леня Чечеткин. В Новой Слободе группу возглавила комсомолка, медсестра Мария Евенко, а в Юрьево – Нина Созина.
     Свою работу юные подпольщики начали в чрезвычайно тяжелой обстановке. Дело в том, что партизанские отряды Харьковщины, получив указание, ушли в северные районы Сумщины. Отряд С.В. Руднева в целях нанесения более мощных ударов по врагу в октябре 1941 года объединился с партизанским отрядом С.А. Ковпака, который развернул боевые действия в районе Спадщанского леса.
    Патриотов не могли запугать никакие угрозы оккупантов. Ряды участников сопротивления росли…
     В декабре 1941 года группа воинов Красной Армии во главе с командиром танкового полка И.И. Замулой, пробиваясь из окружения, остановилась в Новослободском лесу в доме лесника Г.И. Замулы, ставший явочной квартирой партизан, а сам лесник – связным. Это помогало военнослужащим поддерживать связь с партизанами, дало возможность офицеру И.И. Замуле установить радиоприемник и слушать голос Москвы.
       Под предлогом отпуска дров к леснику частенько наведывались руководители комсомольского подполья Нина Созина и Леня Чечеткин. Они записывали сводки Советского Информбюро и размножали их среди населения.  
     Оккупанты начали проводить массовые аресты. Среди задержанных оказалась и Нина Созина. Ее неоднократно допрашивали, угрожали расправой, но девушка каждый раз отвечала одно и то же: «Не знаю».
     Точно так же вели себя на допросах и другие подпольщики. Продержав их под арестом некоторое время в Путивле, гитлеровцы,  из-за отсутствия улик, отпустили арестованных.  Выйдя на свободу, Нина с подружками и командиром танкового отряда ушли в партизанский отряд С.А. Ковпака. По заданию партизанского командования Г.И. Замула поступил на службу к оккупантам на должность лесника.
     Оставшиеся в глубоком подполье, Х.А. Черняков, К.Ф. Черняков и их юные помощники Мария Евенко и Леня Чечеткин  не прекратили свою работу среди населения. И только весной 1942 года, когда нависла угроза быть схваченными врагом, подпольщики по приказу С.А. Ковпака и С.В. Руднева прибыли в отряд. Вместе с ними ушли в лес новослободцы Агриппина Кадурина, Антонина Бокатова, Анна Чернякова, Мария Бедина и многие другие.
     Летом того же года с целью выявить дислокацию партизанского соединения, фашисты в качестве заложников схватили большую группу людей из партизанских семей. Узнав о случившемся, Ковпак отдал приказ командирам второй, третьей и четвертой рот И.И. Замуле, Ф.А. Карпенко и П. Пятышкину освободить заложников и разгромить дислоцирующийся в Новой Слободе фашистский гарнизон. Приказ был выполнен: приговоренные к расстрелу заложники были спасены.             
     В ту же ночь группа партизан во главе с помощником начальника штаба В.А. Войцеховичем и комиссаром группы Я.Г. Паниным совершила нападение на другие вражеские гарнизоны и разгромила их.
     Выполняя задание командования, партизанская группа остановилась в Новослободском лесу. Буквально за два дня отряд пополнился десятками подпольщиков, в числе которых был и лесник Г.И. Замула. Новослободское подполье с честью решило поставленную перед ним боевую задачу...
    2 сентября 1943 года  село Новая Слобода было освобождено от немецко-фашистских захватчиков бойцами 121-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора Н.И. Ладыгина. Сотни новослободцев влились в ряды Красной Армии. Всего же на фронтах Великой Отечественной войны воевали 660 жителей села, 600 участников войны награждены орденами и медалями. Высшей награды советского государства – ордена Ленина был удостоен партизан Михаил Федорович Подшивайлов. Не вернулись с полей сражений 340 воинов.
(Из книги о Новой Слободе)

Просмотров: 1090 | Добавил: kpu-putivl | Теги: Новая Слобода, Колокол скорби, набат скорби, Путивль КПУ | Рейтинг: 0.0/0