Меню сайта

Категории раздела

Видео

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 130

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2013 » Январь » 29 » ХОЛОКОСТ И НЮРБЕРГСКИЙ ПРОЦЕСС
11:35
ХОЛОКОСТ И НЮРБЕРГСКИЙ ПРОЦЕСС
Для нас величайший долг памяти о тех, кто погиб во время Холокоста и других подобных трагедий, должен состоять в том, чтобы неустанно стремиться сделать наш мир более гуманным и спокойным.
В  Уставе ООН, принятом в июне 1945 года, выражается решимость «избавить грядущие поколения от бедствий войны». В его Преамбуле говорится о равноправии больших и малых народов и содержится призыв к укреплению социальной справедливости, терпимости и уважению международных законов. В августе 1945 года США, СССР, Великобритания и Франция подписали еще один Устав, учредивший Международный военный трибунал (МВТ) для осуществления правосудия в отношении некоторых германских лидеров, ответственных за агрессию, преступления против человечности и связанные с этим злодеяния. Как далеко мы продвинулись на этом пути, и что еще необходимо сделать, прежде чем эти благородные цели будут достигнуты?
Германия подписала акт о безоговорочной капитуляции, и каждая из четырех оккупационных держав назначила своих ведущих юристов в качестве судей и обвинителей МВТ. Стороны договорились, что процесс будет вестись абсолютно честно; местом его проведения был избран Нюрнберг — город, в котором ранее проходили массовых политические сборища нацистов. Роберт X. Джексон, основной архитектор процесса, получил отпуск в Верховном суде США для выполнения функций главного обвинителя с американской стороны. В своем вступительном заявлении он установил стандарт: «Мы никогда не должны забывать, что уровень судебного производства, достигнутый нами сегодня в процессе над этими обвиняемыми, будет тем уровнем, по которому завтра история будет судить о нас».
Адольф Гитлер и некоторые из его ближайших помощников покончили жизнь самоубийством; так же поступил и фельдмаршал Герман Геринг после того, как был приговорен Трибуналом к смертной казни. Из 24 подсудимых трое были оправданы, девять приговорены к тюремному заключению и 12 — к повешению. Тем самым мир был уведомлен, что те, кто держит в руках рычаги власти, несут ответственность за свои преступления. Компетентные юристы МВТ подтвердили правовую юрисдикцию суда и обоснованность обвинений в соответствии с действующим законодательством. Все процедуры были открытыми для публики. В отношении обвиняемых применялась презумпция невиновности, им обеспечивалось гуманное обращение и гарантировались права, которые сами они в дни триумфа своей власти никогда не предоставляли ни одному человеку.
После широкого признания Пакта Келлога (1928), поставившего вне закона использование военной силы, для нацистских лидеров не было неожиданностью то, что их блицкриг против других государств впредь будет неприемлем. Судья Джексон отмечал, что международное право не стоит на месте, а постепенно развивается, отвечая на меняющиеся потребности. В 1946 году Нюрнбергские судебные решения и принципы были единогласно подтверждены первой сессией Генеральной Ассамблеи ООН. Закон сделал шаг вперед. Агрессивная война, которая прежде допускалась в качестве международной правовой нормы, стала рассматриваться как подлежащее наказанию международное преступление.
Последующие судебные процессы в Нюрнберге, Токио и других местах были построены на фундаменте МВТ. Союзные державы не сумели договориться о проведении еще одного совместного международного процесса, однако каждая из них могла предавать суду своих собственных пленников. Поскольку Трибунал дал только один «моментальный снимок» нацистских преступлений, США решили организовать еще десяток «последующих процессов», которые возглавил генерал Телфорд Тейлор, ключевой участник «команды» судьи Джексона. Обвинения были выдвинуты против врачей, проводивших насильственные медицинские эксперименты, судей, которые извращали законы, промышленников, высших военачальников и министров, которые поддерживали беззакония нацистов. Из 185 человек, преданных суду по этим «последующим процессам», 142 были осуждены.
В апреле 1946 года я был вновь командирован Пентагоном в Германию для оказании помощи в проведении «последующих процессов». До призыва в 1943 году в армию рядовым артиллерийской службы я работал лаборантом-исследователем в Гарвардском университете и писал книгу о военных преступлениях. Когда американские войска вступили в Германию, я был переведен в штаб генерала Паттона, чтобы помогать в осуществлении программы по военным преступлениям; работая следователем, я эксгумировал тела летчиков союзных сил, забитых разъяренными нацистскими фанатиками. В авангарде наступавшей армии мне доводилось входить во многие концентрационные лагеря и первым видеть ужасы Холокоста; я собирал документы и данные, чтобы выявить подлинные масштабы нацистских преступлений. Травмы от этих неописуемых переживаний остались во мне навсегда.
После создания в Берлине отделов по сбору свидетельств в пользу проведения новых судебных разбирательств генерал Тейлор назначил меня главным обвинителем в процессе, известном как «дело Айнзацгруппен». Обвиняемыми были командиры частей СС, двигавшихся за наступающими немецкими    войсками    по оккупированным территориям Польши и Советского Союза, задачей которых было безжалостное и беспощадное уничтожение каждого еврея — мужчины, женщины или ребенка, — который попадал им в руки. Цыганам и всему остальному контингенту лиц, якобы представлявших угрозу для рейха, была уготована та же участь. Согласно их собственным секретным донесениям, эти команды ликвидаторов, насчитывавшие в общей сложности около 3 тыс. человек, умышленно уничтожили более миллиона невинных граждан. Людей убивали просто потому, что они принадлежали не к той расе, исповедовали не ту религию или идеологию, что их палачи.
Чтобы предотвратить варварские акты геноцида, необходимо понять менталитет и ход рассуждений убийц. Двадцать два подсудимых в деле «Айнзацгруппен» были отобраны на основе занимаемых ими высоких должностей и с учетом уровня образования: многие имели докторскую степень, шестеро были генералами СС. Главный обвиняемый — генерал д-р Отто Олендорф — терпеливо объяснял, почему его подразделение уничтожило почти 90 тыс. евреев. Истребление всех евреев и цыган было необходимостью, говорил он, формой самообороны. По словам Олендорфа, было известно, что Советы планировали тотальную войну против Германии. Для немцев целесообразнее было нанести превентивный удар, чем ждать нападения. Известно также, что евреи поддерживали большевиков, поэтому всех их следовало уничтожить. Но почему он сам, отец пятерых малышей, убил тысячи маленьких детей? Смысл вежливого ответа Олендорфа состоял в том, что если бы дети узнали, что их родители были убиты, они выросли бы врагами Германии; целью, таким образом, было обеспечение безопасности в долговременной перспективе. Обвиняемый не располагал фактами, которые могли бы опровергнуть суждения Гитлера. По его рассуждениям, все было очень логично.
Я не стал требовать для обвиняемых смертной казни, хотя, на мой взгляд, они ее вполне заслужили. Я просто попросил суд подтвердить право каждого человека жить в мире и достоинстве вне зависимости от расы или веры. Это был «призыв к гуманности и закону». Три опытных американских судьи пришли к выводу, что превентивный удар в целях самообороны не является законным юридическим оправданием массового убийства. Если каждая страна сама будет решать, когда ей следует атаковать предполагаемого противника и начать тотальную войну, верховенство права исчезнет, а вместе с ним погибнет мир. Всем подсудимым были вынесены обвинительные приговоры: 13 обвиняемых были приговорены к смертной казни, а Олендорф повешен. Мне в ту пору исполнилось 27 лет, и это был мой первый судебный процесс. Идеалы, которые я тогда отстаивал, были пронесены мной через всю мою жизнь.
Как далеко мы продвинулись с тех пор? Хоть я и обещал жене после нашей свадьбы в Нью-Йорке, что проведем в Германии лишь короткий медовый месяц, мы надолго задержались там, чтобы помочь обеспечить возвращение имущества, выплату компенсаций и реабилитацию оставшимся в живых жертвам нацистских преследований. Будучи наемным сотрудником еврейских благотворительных обществ, я руководил инновационными программами, беспрецедентными как в историческом, так и в юридическом плане. Когда к 1956 году сумма, выплаченная правительством ФРГ жертвам нацизма всех вероисповеданий, достигла 50 млрд. долл., мы пришли к выводу, что нам с нашими четырьмя детьми, родившимися в Нюрнберге, пора возвращаться домой. Юридическая практика в Нью-Йорке меня не вдохновила; на фоне вспыхивавших то тут то там войн и массовых убийств я в свои пятьдесят лет решил посвятить оставшуюся жизнь тому, чтобы на смену праву силы пришла сила права.
Я задумался о деятельности международных уголовных судов, призванных предотвращать международные преступления. В 1946 г. ООН выступила с призывом создать кодекс таких преступлений и международный уголовный суд, опирающийся на нюрнбергские прецеденты. В качестве члена одной из неправительственных организаций я получил доступ к архивам ООН. Я узнал, что делегаты, не сумевшие или не пожелавшие договориться об определении агрессии, утверждали, что без такого определения не может быть уголовного кодекса, а без кодекса не может быть и суда. На деле великие державы были не готовы передать сохраняемые ими суверенные прерогативы какому-либо международному уголовному трибуналу. После того как в 1974 г. консенсус по вопросу об агрессии был, наконец, достигнут, открылся путь для дальнейшей работы над уголовным кодексом и судами. Я детально исследовал возникавшие проблемы и отразил их в ряде своих трудов, изданных в 1975–1983 гг. А вышедшая в 1994 г. монография «Новый правовой фундамент всеобщего выживания» стала комплексным обзором вопроса. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан любезно назвал ее «замечательной».
Чтобы встряхнуть мир и пробудить его от спячки, потребовались массовые насилия 1991 года в бывшей Югославии. В 1993 году по решению Совета Безопасности был создан Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ), призвавший к ответу тех, кто повинен в военных преступлениях, преступлениях против человечности и геноциде, замаскированном под «этнические чистки». К вечному позору мирового сообщества, лишь тогда, когда свыше 800 тысяч человек были зверски растерзаны в Руанде во время братоубийственных племенных распрей, Совет сформировал еще один специальный орган — Международный уголовный трибунал по Руанде (МУТР), — чтобы предать правосудию подстрекателей и исполнителей. Подобные международные трибуналы с ограниченной юрисдикцией начинают действовать в отношении преступлений против человечности, совершенных в Камбодже, Сьерра-Леоне, Тиморе-Лешти и в других местах. Необходимо понять, что временные суды, учрежденные на короткий срок для ограниченной территории после того, как преступления совершены, едва ли представляют собой самый эффективный путь обеспечения международной справедливости. Недостающим звеном мирового правопорядка является постоянно действующий суд, руководствующийся обязательными для всех законами и способный предотвращать подобные преступления до того, как они совершились.
После многих лет трудных переговоров и компромиссов, в рамках международного договора, утвержденного в Риме 17 июля 1998 года 120 делегациями при семи голосах «против», был принят Статут Международного уголовного суда (МУС). Генеральный секретарь Кофи Аннан назвал его «даром надежды для будущих поколений». Первого июля 2002 года этот договор, собравший 60 ратификаций, вступил в силу, а к концу 2005 года число подписавших его стран достигло 100, хотя ратификация этого документа некоторыми ведущими державами пока задерживается. США сначала выразили поддержку МУС, когда президент Билл Клинтон выступил перед Генеральной Ассамблеей и подписал договор в ООН накануне нового, 2000 г. Однако его подпись была беспрецедентным образом отозвана после того как в мае 2002 года администрация Буша уведомила ООН, что США не намерены быть участником МУС.
Консервативные силы в правительстве США заявили, что неподконтрольный обвинитель может осуществлять несправедливое судебное преследование американских служащих. Страны мира были предупреждены о том, что американская экономическая и военная помощь будет приостановлена до тех пор, пока они не подпишут соглашения, исключающего американских граждан и их нанимателей из сферы действия нового Гаагского трибунала. США, сделавшие столь много для продвижения верховенства права, отвернулись от принципов Нюрнберга, поддерживавшихся Робертом Джексоном, Телфордом Тейлором и многими другими и гласящих, что закон должен быть одинаковым для всех. Опасения, выраженные США, вызваны заблуждением; их не разделяют 100 стран, которые поддерживают МУС, в том числе ближайшие союзники США и все члены ЕС. Согласно уставу МУС, каждой стране должно быть предоставлено приоритетное право отдавать под суд своих граждан; МУС может отправлять правосудие только тогда, когда страна неспособна или не желает обеспечить справедливый суд. Ни один обвинитель в истории человечества не находился под более сильным контролем. Американская ассоциация адвокатов и ведущие юристы поддерживают МУС, и есть надежда, что тогда, когда этот орган докажет свою непредвзятость и полезность, США прекратят неразумный бойкот и присоединятся к другим нациям, стремящимся укреплять фундаментальные принципы международного гуманитарного права.
Куда мы идем? В каждой великой демократии неизбежно присутствуют различия взглядов. Всегда есть те, кто убежден, что военные действия — неизменная часть человеческой природы. Война рассматривается как доблестное проявление ниспосланного свыше закона:  «крупная рыба поедает мелкую». Вопреки претензиям на обратное, такие скептики фактически не верят в международное право. Они отрицают полезность новых «дорожных карт» или новых институтов, стремящихся улучшить поведение людей. Они высмеивают, называя «мечтателями» и «идеалистами», тех, кто считает, что дискредитировавшие себя ценности и практика могут быть заменены. Однако история доказывает, они ошибаются.
Рабство было отменено, права женщин расширяются, колониализм пришел к своему концу, суверенные государства формируют связанные общими правилами многонациональные союзы, появились международное уголовное законодательство и гуманитарное право, начинают развиваться международные суды. Нации все более осознают, что в нашем взаимозависимом мире они должны сотрудничать для общего блага. Революции в технологиях и коммуникациях обещают полностью преобразовать международное и интегрированное человеческое сообщество и принести выгоду всем.
Приверженность традиционным культурам способна повысить качество жизни и должна всемерно поддерживаться. Верность своим ближним, своей стране или религии — это ценность, которую следует уважать и лелеять. Однако, как показал опыт Нюрнберга, нельзя терпеть, когда расовые, религиозные или идеологические различия становятся законным основанием для ликвидации тех, кто волею судеб оказался непохожим на других. Недопустимо использовать «самооборону», чтобы зверски уничтожать «иных». Такое преступление называется убийством. Агрессия, по определению нюрнбергских судей и прецедентов, является «высшим видом международного преступления», ибо включает в себя все другие виды преступлений. Не может быть войн без варварства, а несанкционированные военные действия в нарушение Устава ООН являются высшей степенью подобного варварства. Наилучший способ сберечь жизни отважных молодых людей, служащих в армии, — вообще избегать развязывания войны. Идею нельзя уничтожить оружием — это можно сделать только с помощью другой, более совершенной идеи. Если люди верят, что закон предпочтительнее, чем война, они должны сделать все возможное для укрепления власти первого и прекратить прославлять второе.
Не будет реального мира для кого бы то ни было до пор, пока он не обеспечен для всех. Обучение миру должно начинаться в самом раннем возрасте и проводиться силами всех институтов и форм образования. Понимание, толерантность, сострадание, компромисс и бесконечное терпение сулят больше, чем ядерное уничтожение или губительные опасности современных боевых действий. Память о тех, кто погиб в Холокосте и бесчисленных последующих войнах, взывает к улучшению общественного устройства и более гуманному и мирному будущему для всех и каждого.

Источник: Статья Бенжамина Б. Ференца «Холокост и Нюрнбергский процесс» опубликованная в Хронике ООН, Выпуск XLII, номер 4, декабрь 2005 года — февраль 2006 года.

Бенжамин Б. Ференц был главным обвинителем на судебных процессах в Нюрнберге по военным преступлениям нацистских «зондеркоманд». Руководил послевоенными программами реституции для жертв преследований, был практикующим юристом в Нью-Йорке и адъюнкт-профессором в Пейсской школе права. Автор многих книг и статей, часто выступает с лекциями по проблемам мира.

Конвенции и соглашения по военным преступлениям и преступлениям против человечности
Подтверждение принципов международного права, признанных Статутом Нюрнбергского трибунала (A/RES/95 (I))
Заявления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «В связи с 65-летием со дня начала Нюрнбергского судебного процесса над главными нацистскими военными преступниками» и Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации «В связи с 65-летием Нюрнбергского процесса» (A/65/606–S/2010/617)
Международный день памяти жертв Холокоста (27 января)
28-я специальная сессия Генеральной Ассамблеи (25 января 2005 года)
Главная страница ООН

Просмотров: 376 | Добавил: kpu-putivl | Рейтинг: 0.0/0