Меню сайта

Категории раздела

Видео

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 130

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2014 » Январь » 14 » КПУ В БОЯХ НЕ МЕСТНОГО ЗНАЧЕНИЯ
12:20
КПУ В БОЯХ НЕ МЕСТНОГО ЗНАЧЕНИЯ
Украина раскололась. Западная её часть тяготеет к Евросоюзу, восточная — к Таможенному союзу, то есть к России прежде всего. Власть (президент Янукович, премьер Азаров), как и «оппозиция» (ныне во главе её триумвират — Кличко, Яценюк, Тягнибок), последние три года убеждала украинский народ в чудодейственных преимуществах евроинтеграции. Но за пару недель до подписания соглашения об ассоциации с Европой на президента Украины «нашло озарение»: он увидел кабальные для страны условия её ассоциирования с ЕС. А точнее, стоящие за Януковичем олигархи осознали, что условия эти для них разорительны. Соглашение президентом не подписывается. «Оппозиция» выходит на Майдан. Острейший политический кризис сотрясает Украину. Никто не предскажет его исхода.
Единственная политическая сила, последовательно и неуклонно осуществляющая действия, направленные на спасение украинского государства от полного его поглощения империалистическим Западом, — Коммунистическая партия Украины (КПУ). Она действует мужественно в условиях обострённых трудностей, что требует от неё в первую очередь предельной выдержки и осмотрительной бдительности.

Русофобствующий евронационализм

Руководствуясь объективным подходом в оценке происходящих на Украине событий — диалектическим классовым подходом, Компартия Украины определила свою чёткую позицию в расстановке классовых сил в стране. Выражая интересы пролетарского большинства, она оценила противостояние евроамериканской либерально-националистической оппозиции и пропрезидентских сил как борьбу за власть двух кланов одного господствующего класса — класса коллаборационистского капитала. КПУ вне этой борьбы, заложником которой становится украинский народ. Освободить его пролетарское большинство от губительной иллюзии правоты той или другой силы, что сошлись в смертельной схватке, — дело наитруднейшее. Но именно эта задача стоит перед украинскими коммунистами. К их чести будет сказано, решают они её умело, в полную меру сил. Позиция КПУ не единожды была выражена первым секретарём ЦК Петром Симоненко, о чём речь впереди.
Лихие критики КПУ, те, что левее левых, ныне атакуют КПРФ (солидарную с партией коммунистов Украины) вопросом, который им представляется убийственным: а где же это пролетарское большинство, где железные батальоны пролетариата, интересы которого защищает КПУ? Вопрос этот может последовать и со стороны правых. Какой может быть ответ на него? Большевики в начале ХХ века не имели за собой реального большинства пролетариата и крестьянства, интересы которых они выражали. Но они боролись за это большинство с риском для себя, будучи уверены, что другого пути нет и быть не может, если следовать логике классовой борьбы в конкретно-исторической ситуации России начала ХХ века. То же самое делают сегодня украинские коммунисты: с риском для себя они борются за пролетарское большинство украинского народа.
Рабочий класс Украины, равно как и рабочий (пролетарский) класс России, до сих пор ещё класс в себе и делает первые шаги, чтобы стать классом для себя, то есть классом, осознавшим свои интересы и способным бороться за них до конца. Причины такого состояния украинского пролетариата те же, что и состояния пролетариата российского. Назовем главные из них. Прежде всего это реставрация капитализма на Украине после развала СССР. Реставрация, замешенная на бешеном национализме, что послужил для предательской партийно-хозяйственной номенклатуры тараном в разрушении украинской советской государственности. Эта государственность была первой завершённой государственностью в истории Украины. С начала и до конца она выстроена и выношена Коммунистической партией Украины. Чтобы уничтожить УССР, требовались антикоммунизм и антисоветизм ураганной силы. Для этого нужно было облечь их в форму патологической русофобии, что имела глубокие исторические корни, которые так и не удалось до конца вырвать при Советской власти на Украине.
Националистические тенденции заявляли о себе в среде отсталой части украинских масс задолго до Октября 1917 года. Как объяснял Ленин, происходило это «ввиду того, что украинская культура (язык, школа и т.д.) в течение веков подавлялась российским царизмом и эксплуататорскими классами». Свободное развитие украинского языка и культуры и, главное, социалистические преобразования на Украине коренным образом изменили сознание украинцев — национализм остался в прошлом. Но полностью он не исчез. Затаился в недрах бытового сознания. Горбачёвская перестройка вывела последнее на передний план, ибо она являла собой массированную атаку на научные основы социалистического сознания. Она же, перестройка, открыла шлюзы для мощного потока русофобии, идущего с Запада.
Нельзя забывать, что западное (читай сегодня: буржуазное) влияние на украинское общество, осуществляемое через католическую Польшу, имеет свою многовековую историю. Особенно сильным оно всегда было в западных областях Украины. Теперь оно стало беспрепятственным и играет едва ли не ведущую роль в процессе превращения социалистической украинской нации в нацию буржуазную. Не случайно украинский национализм в отличие от русского — это национализм западной выделки. Его отличительные черты — агрессивная русофобия и коллаборационизм. Евроамериканский Майдан в Киеве с его лозунгом «Украина — це Европа. Россия — це Азия» и представляет собой гремучую смесь русофобии и прозападного коллаборационизма. Никак не случаен и триумвират Майдана — Кличко, Яценюк, Тягнибок. Евроамериканизм — суть современного национализма на Украине.
Реставрация капитализма на Украине, начавшаяся с реставрации политической власти крупного капитала — капитала ныне олигархического (созданного в спешном порядке не без помощи Запада и под его опекой), шла под флагом прозападной «незалежности» Украины, что скрывался поначалу за угаром дикой русофобии. Русофобствующий национализм с западной начинкой обрушился на украинский советский рабочий класс и застал его врасплох. КПУ к такому повороту событий его не подготовила. Нескончаемая болтовня Горбачёва и агрессивность Ельцина подливали масла в огонь: антирусские настроения появились и в рабочей среде.
Приватизация, повлёкшая за собой тотальное уничтожение больших производственных коллективов (этой основной и естественной формы объединения трудящихся в социалистическую нацию), разорвала внутренние связи рабочего класса, раздробила его по частнокапиталистическим фирмам. Рынок труда с его жестокой конкуренцией противопоставил рабочих, в одночасье ставших пролетариями, друг другу. За воротами предприятий, то есть безработными, оказались высококвалифицированные рабочие и инженерно-технические работники — цвет украинского рабочего класса, его ядро.
Собрать в этих условиях разрозненные отряды разбитой армии украинских коммунистов, объединить их в партию рабочего класса было делом чрезвычайной трудности. Но вопреки всему, Коммунистическая партия Украины возродилась, вернулась к жизни. И взяла на себя миссию выражать и защищать интересы пролетариата Украины, не дожидаясь, когда он станет зрелым идейно и политически, а прилагая все усилия к тому, чтобы это произошло как можно быстрее. Для этого КПУ без промедления вступила в классовую борьбу с коллаборационистским режимом власти.

Агрессия мещанства

Двадцать лет длится тотальная обработка массового сознания украинцев. Потрачены колоссальные средства на то, чтобы внушить, привить им идею исключительности украинской нации, её европейскости по сравнению с якобы варварской азиатскостью русских. «Европеец» Бандера усилиями русофобов представлен украинской молодёжи национальным героем.
Двадцать лет культивируется мещанский национализм. Это национализм, основанный на уродливо развитом чувстве собственности (там «Батькивщина», где есть «моё»), на возведённом в абсолют эгоцентризме (как говорил М. Горький, мещанин «ставит «я» в центр мира», «я» для этого паразита — всё!»). Разрушение общественного производства с установлением господства частной собственности, подавление украинской советской культуры и науки, изгнание русского языка из сферы политической, экономической и культурной жизни, превращение в сознании обывателя всего русского, советского в ненавистный антипод украинского — всё это, сопровождаемое пропагандой и практикой потребительства (как на Западе), не могло не привести к реставрации паразитарного мещанского образа жизни во всех её сферах. Примечательно, что Ленин в далёком от нас 1919 году предупреждал украинских коммунистов об опасности омещанивания советского государственного аппарата на Украине. Он настраивал их на принятие мер к тому, «чтобы не допустить наводнения советских учреждений элементами украинского городского мещанства».
Сегодня на Украине, как и в России, мещанин стал массовой фигурой. Его мы видим не только в породившей его мелкобуржуазной среде, но и в среде пролетарской и крестьянской. Однако наиболее воинствен мещанин в среде интеллигенции. Здесь, отмечал в своё время М. Горький, «засели довольно талантливые языкоблуды, навербованные по преимуществу из ренегатов», что «дружно принялись заливать клеветой и ложью» всё, чему они прежде поклонялись. Весь свой «талант» мстительного языкоблудия ренегаты из украинской интеллигенции потратили без остатка на разжигание в стране пожара антисоветизма и русофобии. Им в немалой степени мещанство Украины обязано тем, что оно пропитано ядом воинствующего национализма.
Воинствующий мещанин — главная ударная сила евроамериканского Майдана. В тридцатые годы прошлого века он был такой же силой у германского фашизма. «Хайль Гитлер!» означало тогда для взбесившегося обывателя-бюргера «Да здравствую я!» А сегодня на Майдане в Киеве то же самое говорит себе мещанин-националист, когда орёт «Слава Украине!» Всякий мещанин одержим собственнической страстью обладать большим, чем имеет.
С мещанским национализмом, массовым и агрессивным, какого никогда не знала Россия, столкнулись украинские коммунисты. Против них он, этот национализм, направлен в первую очередь и главным образом все последние двадцать лет. Не будет преувеличением сказать, что наши украинские товарищи ежедневно видят перед собой звериный оскал национализма, которому до фашизма осталось сделать один шаг. И для пробы сил националисты Тягнибока его уже сделали при молчаливом попустительстве власти — разрушили памятник Ленину.
Среди ультралевых фразёров России нашлись непримиримые критики наших украинских товарищей, возгласившие: «Как могли коммунисты не защитить памятника? Нерешительность руководства КПУ не делает ему чести». Предъявить такую претензию могут только люди, не испытывающие ответственности за человеческую жизнь. Охранять памятник в окружении озверелой националистической массы, в форпосте которой находятся молодчики Тягнибока, готовые на всё — на лишение человека жизни, — это ли не согласие с неизбежностью смертельной кровавой развязки? А что потом?.. Легко быть смелым вдалеке от боя. Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны… с телеэкрана.

Классовая оценка происходящего

Шабаш евронационализма присущ западным областям Украины. Здесь лежбище неонацизма. Но его эмиссары не оставляют в покое также юг и восток республики. Резидентам Запада хорошо известно, что украинские западные регионы живут за счёт восточных и южных, что именно в последних сконцентрированы силы жизнеобеспечения всей Украины — ещё сохранившиеся гиганты советской индустрии Днепропетровска, Харькова, Луганска, Запорожья, шахты Донбасса. Здесь сконцентрирован и украинский рабочий класс. Здесь и большая часть русских, для которых Украина, как и Россия, — их родина. Не допустить националистического угара на юге и востоке — задача не из лёгких для украинских коммунистов. И они её решают, ни на день не прекращая своей трудной работы в цитадели агрессивного национализма — в западных областях Украины.
Остановить угрозу распада страны, междоусобной гражданской войны, что может повлечь за собой интервенцию с Запада, а затем и установление неонацистской диктатуры, — вот на что направлены все силы Компартии Украины. Скажем прямо: большинство украинского общества далеко ещё не на стороне коммунистов, ведущих неравную борьбу с противниками (властью и «оппозицией») за умы и сердца людей. А их большинство раздираемо противоборством олигархических классов. Затянувшийся социально-экономический кризис, когда простым людям (низам) приходится думать о выживании, делает их податливыми на посулы, а они щедро раздаются с двух сторон — от Януковича и Ко и от Кличко и Ко.
Массы наэлектризованы крайним недовольством властью, раздражены и при известном повороте событий (разгон демонстрантов с пролитием крови и т.п.) могут быть спровоцированы на разрушительные действия. Вдохновляемые Западом «оппозиционеры» спекулируют стихийной силой массового нетерпения, дабы, опираясь на националистическое мещанство, двинуть эту силу против власти и занять её место любой ценой — ценой провоцирования кровавого гражданского конфликта, ценой государственного переворота, который тем же наидемократичнейшим Западом будет признан законным. Ко всему добавим использование властью и «оппозицией» криминалитета, становящегося самостоятельной силой в политическом хаосе. Выдержать в этих условиях свою линию борьбы за массы, не дать спровоцировать себя и массы на «решительные» действия, для коих обстоятельства ещё не вызрели, давить на власть, вынуждая её принимать меры в интересах обнищавшего трудящегося большинства — легко ли делать это Компартии Украины, «обстреливаемой» со всех сторон её многочисленными противниками?
При политическом кризисе, охватившем сегодня Украину (власть в ней висит на волоске), актуализируется ленинское требование к коммунистической партии: уметь «сообразовать свою деятельность с классовыми соотношениями внутри… страны». А они, эти соотношения, не в пользу пролетарского большинства: рабочий класс слаб, чтобы возглавить массовое протестное движение; крупному капиталу, его олигархическим кланам удаётся играть на протестных настроениях масс, уводя их в разные стороны, провоцируя гражданское противостояние и тем самым отвлекая от классовой борьбы.
Мы имеем возможность убедиться: руководство Компартии Украины достаточно умело сообразовывает свою деятельность с классовыми соотношениями внутри страны. Это прежде всего видно по чёткой классовой оценке происходящего, что дана первым секретарём ЦК КПУ Петром Симоненко в его обстоятельном интервью корреспонденту газеты «Город» 16 декабря 2013 года. Отвечая на вопрос: «Ваше мнение по поводу происходящего, отношение КПУ к событиям?» — Симоненко сказал следующее: «Во-первых, давайте не будем называть ни то, что имело место в 2004 году, ни то, что происходит сейчас, «революцией». Никакая это не революция. Ничего революционного в смысле качественных изменений в общественно-политическом строе, в той государственной системе, существующей на Украине с 1991 года, не было ни девять лет назад, не предполагается и теперь, вне зависимости, кто одержит верх — власть или её политические оппоненты. И за первыми, и за вторыми стоит крупный капитал, который создавал нынешнюю олигархическую систему и который будет бороться за её сохранение. Что «бело-синие», что «оранжевые», и те и другие выступают инструментом олигархов… Во-вторых, общественно-политический кризис на Украине носит перманентный характер. Он заложен самой природой нынешнего строя, в рамках которого невозможно разрешить противоречия между трудом и капиталом, между кучкой сверхбогатых и эксплуатируемой ими массой населения страны. Противоречия можно приглушить, можно завуалировать, но разрешить — нельзя… Это два уточнения, но они существенны. В том смысле, что никто из граждан — поддерживает ли он Евромайдан или власть или ещё какую-то особую позицию занимает — не должен строить иллюзий. Качественные изменения возможны только со сломом нынешней антинародной во всех отношениях системы». И как предупреждение власти и обращение к здравому смыслу народного большинства: «Евромайданом, цель которого заставить власть подписать кабальное соглашение об ассоциации с ЕС, как и его разгоном, социальные проблемы, порождённые олигархами за все годы независимости, не решишь».

Борьба за референдум — борьба за массы

Кличко, Яценюк, Тягнибок — политические куклы, мнящие себя вождями нации. Кукловоды не на Майдане, и тщетно искать их на Украине. Не кукловоды и украинские олигархи. Они лишь могут финансировать Майдан. Думается, что настоящие кукловоды безымянны, как безымянна интернациональная финансовая элита транснациональных корпораций, в которой они состоят. Там разрабатывается геостратегия и вынашиваются планы нового империалистического передела мира. Одна из главных целей его — низведение России, Украины и Белоруссии до положения колоний Запада с сохранением атрибутики маскарадной независимости (президент, парламент и т.д.).
Эти три страны выбраны в качестве жертв имперского глобализма не случайно — единство их русской, славянской исторической судьбы определило их ведущую роль в образовании мощной социалистической державы — СССР. Оторвать Украину от России, равно как и Россию от Украины, — значит окончательно похоронить идею воссоздания союзного государства. С Белоруссией в этом отношении ничего не выходит (Лукашенко как кость в горле Запада). А время идёт, шансы упускаются, и мировой кризис заставляет западных геостратегов ускорять события — идти ва-банк.
Всё вроде бы складывалось хорошо: вот-вот Украина должна была стать ассоциированным членом ЕС. Казалось бы, жертве некуда деться, как только положить голову под нож еврогильотины. И на тебе, Янукович заупрямился. Тогда было решено надавить на Януковича и сломать Украину. Так появился Майдан-2013. Действующие лица всё те же, что на Майдане-2004, разве что нет Ющенко с Тимошенко. Но время идёт, а Украина гнётся, но не ломается. А без её слома трудно будет взяться за Россию и покончить с нею счёты. Даже олигархически-чиновничья Россия опасна для Запада — время работает на её левый поворот. Олигархи, как известно, приходят и уходят… Бои, которые ведёт сегодня Коммунистическая партия Украины, — бои не местного значения, а исторического. Это бои за будущее народов бывших советских союзных республик, за возрождение по их доброй воле великого союзного государства. А воля эта зреет.
В тяжелейших условиях политического кризиса, когда власть и «оппозиция», каждая перетягивая канат на себя, манипулируют общественным сознанием (обвиняют друг друга в провокациях и лжи), украинские коммунисты предложили народу Украины самому определить свою судьбу. Они инициировали проведение всенародного референдума по вопросу, требующему от каждого сделать выбор — интегрироваться стране с Евросоюзом или с Таможенным союзом. КПУ не только пропагандировала идею всенародного референдума и доказывала выгоду для Украины Таможенного союза, но и представляла его как форму естественно-исторического единства русского, белорусского и украинского народов. Пропаганда сопровождалась сбором подписей за проведение всенародного опроса. Собрано 3,5 млн. подписей!
Столь решительное действие коммунистов Украины, обращённое к массам, к их нуждам и исторической памяти, не могло не вызвать тревоги в стане противников КПУ. Пойти на референдум — для них это означало конец их политическому лицедейству. Переполошился и Запад. Понятно, почему: «Не было бы сейчас ни этого противостояния на улицах, ни этой эскалации напряжённости, вплоть до заявлений об угрозе распада страны. Не пришлось бы украинскому руководству «шестерить» перед Европой и США, потому что опиралось бы оно на позицию своего народа. При всей своей наглости и бесцеремонности и Запад не посмел бы оспаривать выбор украинцев» (П. Симоненко).
Опасность референдума для Запада, власти и «оппозиции» заключалась ещё и в том, точнее — прежде всего в том, что коммунисты выходили вперёд в общественном мнении. Вперёд выходил и Таможенный союз, что подтверждали различные социологические прогнозы. Властью и «оппозицией» решено было сорвать референдум. И они сообща сорвали его.
Чтобы перебить идею референдума, что уже вошла в массовое сознание, нужна была провокация. И она не заставила себя долго ждать — милиция пошла на разгон Майдана с применением грубой силы. Случилось это в ночь с 29-го на 30 ноября. Вот что по данному поводу думает лидер украинских коммунистов Пётр Симоненко: «Что касается происшедшего в ночь с 29-го на 30-е. Моё мнение — это была провокация чистой воды с целью нагнетания страстей. Кровь пострадавших в этот и в последующие дни — на руках и провокаторов от оппозиции, и провокаторов от власти. Тот, кто следил за событиями, помнит, что протест уже пошёл на спад, люди начали расходиться, разъезжаться по регионам. И там, на Майдане, оставалась лишь небольшая группа протестующих. Но кому-то понадобилось, чтобы на Майдане в Киеве опять стояли тысячи».

В условиях обострённых трудностей

Дальнейший ход событий был следствием провокации. На Майдане появились эмиссары Запада. Стала очевидной скоординированность действий еврооппозиции и её зарубежных хозяев. Майдан облагодетельствовали своим посещением весьма титулованные лица западного политического истеблишмента: министры иностранных дел Германии, Голландии, Литвы, помощник госсекретаря США, американские сенаторы, верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и другие, помельче — представители посольств США, Франции, Испании, Германии, Дании и иных стран Евросоюза, а также примкнувшие к ним Качинский и Саакашвили. Налицо идейно-политическая интервенция Запада. Агрессия евроамериканизма, помноженная на русофобствующий национализм, продолжается по сей день. Лавирующий между Россией и Западом Янукович никак ей не препятствует. Его двурушническая политика привела к тому, что «оппозиция» всё более наглеет в своей безнаказанности, а власть всё более слабеет в своей беспомощности.
Бастуют Львовщина, Ивано-Франковск и Тернополь. Там того, кто выходит на работу, называют «ворогом нацii». А на Майдане бесплатное питание и зрелища. Здесь нет места мысли, здесь властвуют митинговые страсти. Майдан — естественная среда обитания агрессивного мещанства. Оказавшиеся на нём люди, искренне протестующие против обманувшей их власти, — его невольные заложники, жертвы массового психоза. Увы, не все из них осознали это. Майдан надо рассматривать не изолированно от антигосударственных акций на Западной Украине, а в единстве с ними. Не исключено, что он явится отправной точкой для югославского варианта развала страны с вмешательством объединённых сил Запада. Возможна крупномасштабная провокация. КПУ предупреждает украинское общество: нельзя терять бдительности. «Все должны понимать, и власть в первую очередь, что провокаторам-то того и надо, чтобы милиция действовала жёстко, чтобы пролилась кровь. Так зачем же идти на поводу у этих негодяев, пытающихся реализовать свои кровавые сценарии? Очень осторожно нужно действовать. Взвешивать не просто каждый шаг, но даже каждую мысль об очередном шаге» (П. Симоненко).
Маховик пропагандистской машины Запада раскручивается с бешеной скоростью, чтобы внушить миру: Майдан в Киеве — это народ Украины, это его свободный выбор — быть в Евросоюзе. Но украинский народ в превалирующем большинстве за союз с Россией. Этого его настроя СМИ не передают, не показывают. Если бы его не было, власть Януковича, не раз обманувшего прорусского, пророссийского избирателя, давно бы рухнула. Она держится только благодаря тому, что этот двуличный президент ассоциируется пока ещё с Россией в массовом сознании украинцев.
Трудовая Украина с нетерпением ждала договорённостей Путина и Януковича о восстановлении прерванных и укреплении ослабленных связей в экономике, политике и культуре. Ждала российской финансовой помощи — страна была в одном шаге от банкротства. Обе партии — КПРФ и КПУ — в лице их лидеров сделали всё возможное, чтобы визит украинского президента в Москву состоялся и был успешным. Переговоры Путина и Януковича дали надежду на лучшее будущее российско-украинских отношений. Но испытания для отношений Украины и России ещё не закончились. Запад не откажется от своего давления на колеблющуюся власть Украины — слишком велико его желание превратить последнюю в неоколонию и тем самым нанести сокрушительный геополитический удар по России.
Компартия Украины продолжает свою борьбу с правящим режимом в условиях обострённых трудностей. Классовая незрелость большинства пролетариев до сих пор позволяет власти и «оппозиции» делать их жертвами популизма, социальной и политической демагогии. Набирает обороты оголтелый национализм. Антикоммунизм слился с русофобией. Особая трудность — хамелеонская политика Януковича, во многом напоминающего Горбачёва. То же лавирование на всех парусах, те же словоблудие и лицедейство. В отношениях с президентом и его правительством КПУ строго придерживается своей классовой линии: поддерживает лишь те их конкретные меры, которые находятся в русле партийной платформы коммунистов, то есть отказ от подписания соглашения с ЕС в Вильнюсе, от сотрудничества с МВФ на кабальных для страны условиях, поворот в сторону России.
Все трудности обострены на фоне главной из них: раскола украинского общества в условиях системного кризиса, угрозы империалистического порабощения Украины Западом. Вопрос вопросов: как избежать государственной катастрофы? Ответ на него содержится в Антикризисной программе украинских коммунистов. Но её требования ещё не стали требованиями пролетарского большинства народа Украины. Однако, как говорят, дорогу осилит идущий. Коммунисты идут вперёд, какие бы тернии ни преподнесла им история на их трудном пути. Битва за Украину продолжается. Решающие бои ещё впереди.

Юрий Белов
Просмотров: 188 | Добавил: kpu-putivl | Рейтинг: 0.0/0