Меню сайта

Категории раздела

Видео

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 130

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2013 » Январь » 2 » УКРАИНА САМА СЕБЕ РОЕТ ЯМУ
19:59
УКРАИНА САМА СЕБЕ РОЕТ ЯМУ
 О том, как последние выборы могут повлиять на внешнюю политику нашей страны, мы беседуем с директором Украинского филиала Института стран СНГ Владимиром Корниловым.

— Владимир Владимирович, украинские выборы в очередной раз подтвердили наличие в стране цивилизационного разлома. Часть населения тяготеет к Западу, другая часть ориентируется на Россию. В этом контексте не кажется ли вам, что выборы в Украине — это своего рода пат между восточными и западными областями государства?
— Не является секретом, что наша страна — это, как минимум, две Украины. Когда говорят, дескать, «не надо делить страну», я советую этим людям обратить внимание на то, что на протяжении двадцати лет независимости проходят выборы, меняются партии, меняются их лидеры, а карта электоральных предпочтений остается практически неизменной! Причем границы этих предпочтений привязаны не к конкретным персоналиям или политическим силам, а являются границами цивилизационного выбора. Замалчивание данного факта проблему не решит.
Достаточно взглянуть на исторические границы, сопоставив их с нынешней политической картой, — и вы получите ответы на все вопросы. Загляните в учебник истории Ореста Субтельного — и вы увидите ту же самую границу на карте заселения этого края! Наконец возьмите карту государственных образований 1918 года, на которой отмечены УНР, ЗУНР, Одесская Республика, Донецко-Криворожская Республика, — и вы получите все те же границы. И если не говорить о природе этих расхождений, то мы никогда эти расхождения не преодолеем, не найдем ответа на вопрос: как нам жить дальше в рамках нынешних государственных границ?
Подчеркиваю, наличие двух Украин — это неоспоримый факт, что в очередной раз и продемонстрировали последние выборы. Хотим мы того или нет, но эти две Украины будут всегда конкурировать между собой на ментальном, культурном, цивилизационном уровнях.
— Способны ли нынешние выборы разрешить хотя бы часть геополитических проблем, стоящих перед страной?
— Эти проблемы вечны, и никакие выборы их не решат. Даже если предположить, что какая-либо партия путем манипуляций наберет 100% голосов избирателей и мы получим однопалатный парламент, то вопрос разделения государства никуда не исчезнет. Так что одни конкретные выборы ничего не решают в долгосрочной геополитической перспективе. Достаточно вспомнить Виктора Ющенко с его попытками жестко навязать западный вектор другой Украине, задавить ее, как сразу станет понятно, чем такие потуги заканчиваются.
— Возможно, все зависит от политической воли?
— От политической воли (как и безволия, соответственно) действительно зависит очень многое. Пока что проявления воли в решении конкретной проблемы не видно. Однако при этом необходимо понимать, что проблема и не может разрешиться в одночасье, она требует долгосрочных решений. Для этого потребуются воля и здравые действия не одного поколения руководителей.
— Может ли новый Закон о референдуме раз и навсегда снять с повестки дня вопрос о внешнеполитической ориентации Киева?
— Никогда не говори «никогда». Да, проведение референдумов — это цивилизованный метод любого демократического общества. Вообще-то хотелось бы, чтобы в нашей стране как можно чаще спрашивали мнение народа по любому, даже самому незначительному, поводу, а уж тем более — по значительному. Но мы же помним, что в зависимости от колебаний Центра у нас преимущество получает то Запад, то Восток. Если бы референдум о статусе русского языка был проведен весной 2005 года, когда все процессы находились под полным контролем Ющенко, то сторонники двуязычия почти наверняка проиграли бы. А вот если бы его проведение состоялось весной 2006 года — выиграли бы. И такие колебания общественного мнения являются цикличными, зачастую завися от того, под чьим контролем находятся основные СМИ в тот или иной момент.
Соответственно, референдумы необходимы, но при этом надо искать вариант, когда две Украины могли бы сосуществовать вне зависимости от сложившейся конъюнктуры и сиюминутных настроений общества. Болезненные вопросы языка, вступления в НАТО, Таможенный или Европейский союзы нужно выносить на референдум, отдавая себе отчет в том, что при любом исходе голосования какая-то часть Украины почувствует себя ущемленной. Ну а чтобы эту обиду нивелировать, следует придумать наиболее приемлемую формулу сосуществования. Самый приемлемый и проверенный на опыте других стран способ — это федеративное устройство.
Допустим, сторонники двуязычия выигрывают в целом по стране, вводится два государственных языка, но при этом Запад Украины, будучи федеральной землей, сможет в рамках своих полномочий вводить дополнительные меры по усилению позиций украинского языка, и наоборот. Федерализм дает возможность смягчить последствия результатов любого федерального голосования и смикшировать различия.
— Анна Герман в своих последних выступлениях заявляла, что федерализм равноценен сепаратизму, но ведь до недавнего времени федерализация являлась одним из программных положений Партии регионов. Это разруха в головах?
— Анна Герман выступает и против двуязычия, хотя в программе ПР с 2005 года черным по белому записана необходимость введения русского вторым государственным языком. В прямых эфирах она нередко отстаивала Романа Шухевича и восхищалась Олегом Тягныбоком. Я считаю, что гораздо честнее для Анны Герман было бы сменить партию, чем пытаться свое личное мнение представить как мнение партии, что не есть так.
Кстати, это один из недостатков пропорциональной системы выборов, убежденным сторонником которой я являюсь. Объясню почему. Уверен: выдвинись госпожа Герман в любом регионе Украины по одномандатному округу, она проиграла бы выборы с треском. Даже в своем родном Львове. Она позиционирует себя как представителя интересов галичан в окружении Виктора Януковича, но ведь галичане относятся к ней, мягко говоря, с нескрываемым пренебрежением.
Было бы справедливым не идти под №13 в списках Партии регионов, вынуждая людей голосовать за нее в том числе, хотя они и кардинально не разделяют ее мнение, а попробовать свои силы в родных краях, доказав тем самым и президенту, и партии, что Анна Герман отражает хоть какой-то сегмент общественного мнения. Хотя результат прогнозируем заранее.
Наличие таких людей, не разделяющих платформу и программу Партии регионов, не понимающих чаяния ее избирателей, во многом и способствовало тому, что «регионалы» не досчитались двух миллионов голосов избирателей на этих выборах.
— Часть политологов высказывают мнение, что правительство ожидают кардинальные перестановки. Что вы об этом думаете, и как такое переформатирование может повлиять на взаимоотношения с ключевыми международными партнерами?
— Относительно первой части вопроса могу сказать, что перестановки в правительстве будут значительными, и та часть министров, которые сейчас избраны в Верховную Раду, лишатся своих кресел. Немалые силы в Партии регионов, и особенно в Администрации Президента Украины, не хотели бы видеть Азарова во главе правительства. Но эти силы были с самого момента назначения того на данную должность. Понятно, что люди из близкого круга Януковича хотели бы видеть себя или своих партнеров на этом месте, но до последнего времени президент принимал решения в пользу Азарова. С моей точки зрения, предпосылок для смены Азарова не было и нет, несмотря на серьезнейшие проблемы, в которых оказалась экономика страны. Кризис будет только углубляться. Непопулярные решения правительству придется внедрять уже сегодня, с учетом того, что президентская кампания не за горами, и в этом отношении менять главу исполнительной власти, на которого в последующем можно будет повесить все грехи, просто нецелесообразно.Что касается второй части вашего вопроса, то она напрямую связана с первой. Какие перестановки будут происходить — таковы будут и изменения. Как мы знаем, внешняя политика определяется президентом, она в меньшей степени зависит от раскладов в парламенте. Все будет зависеть от того, в каком направлении будет двигаться Янукович. Надеюсь, что он, наконец, сделает ряд серьезных шагов в сторону сближения с Россией, Таможенным союзом, что вызовет жесткую реакцию Запада, который не хочет видеть Украину в орбите России.
— Не так давно Виктор Янукович побывал на Кипре, где в очередной раз подтвердил неизменность курса Украины на европейскую интеграцию. То же самое заявил и секретарь СНБО господин Клюев, отметив, что новый состав парламента будет работать на европейскую перспективу. Между тем посол Украины в Москве Ельченко, заявил, что, если экономический кризис в ЕС продолжит углубляться, это может стать толчком к вступлению в Таможенный союз. На кого рассчитаны такие заявления, и о чем они могут говорить?
— Заявления, сделанные на Западе, предназначены западной аудитории, а в Москве — на руководство России. Это уже стало недоброй украинской традицией. К примеру, Юлия Тимошенко всегда на Западе была самым яростным выразителем интересов НАТО, Брюсселя и критиком России, а во время ее визитов в Москву и встреч с Владимиром Путиным складывалось впечатление, что большего союзника России в этом мире просто не найти. Такая манера поведения на внешнеполитической арене стала уже привычкой украинских политиков. Быть может, они искренне полагают, что именно таким образом и выстраиваются международные отношения. Конечно же, это большое заблуждение. При всех минусах Виктора Ющенко было очевидно, что и в Брюсселе и в Москве он говорит одинаковые слова, только с разной тональностью. Все остальные считали и считают, что верхом политической мудрости является заявить в одном месте одно, в другом — другое, а сделать вообще третье.
— Но ведь партнеры и на Западе, и на Востоке отдают себе отчет, с кем имеют дело, и исходя из этого выстраивают свою политику?
— Вспомните Украину периода Леонида Кучмы. Ведь это же тогда работало! Во всяком случае, в отношениях с ельцинской Россией. Понятно, что и Россия тогда была несколько иной. Когда я наблюдал за командой Виктора Януковича, которая вернулась после определенного времени из небытия в МИД, то замечал на их лицах искреннее недоумение: почему все то, что работало во времена Ельцина, странным образом не работает в отношениях с Путиным? Попытка восстановить многовекторность в том виде, в каком она существовала в середине и конце девяностых годов, — это явный просчет нынешней украинской дипломатии, непонимание ею тех изменений в мире, которые произошли в период ее политического «отпуска».
— Директор Германо-российского форума политолог Александр Рар в одном из своих последних интервью заметил, что классическое расширение ЕС осталось в прошлом. Ему на смену пришел иной подход. Речь идет об ассоциативных соглашениях, заключаемых с различными странами. И привел в пример Турцию, которую «водят за нос» с 1963 года, принуждая проводить бесконечные реформы, отмечая при этом прогресс в их проведении, но которую принимать в ЕС никто не собирается. Отдают ли себе отчет украинские элиты в том, что нас ожидает то же самое и куда в конечном итоге может привести такой курс?
— Чем быстрее украинские элиты избавятся от последних иллюзий по поводу возможности нашей евроинтеграции, тем будет лучше и для них, и для самой Украины. Заклинания о том, что нас кто-то когда-то захочет увидеть в Европе, должны прекратиться. Надежды на то, что в Европе к нам вдруг начнут относиться лучше, чем к Турции, призрачны и, кроме вреда, ничего не приносят. Фантомный и ничего не дающий договор об ассоциации сейчас под огромным вопросом. Но даже в случае его подписания что же он может дать в практическом смысле? Да ничего! Кстати, понимание этого факта приходит к очень многим. Надеюсь, подписание данного договора будет отложено до лучших времен и Украина, по примеру все той же Турции, начнет выстраивать собственные интеграционные проекты, наиболее оптимальными из которых являются проекты с Россией.
— После 1991 года в украинской экономике наблюдается перекос в сторону экспорта сырья. Сможет ли вступление в Таможенный союз изменить эту ситуацию?
— По мере того, как Украина собственными усилиями создавала себе барьеры на восточных границах, стучась лбом в закрытую дверь на Западе, рынки СНГ, и прежде всего России, перестраивались, уйдя далеко вперед в сравнении с тем, что происходило здесь. Мы сами себе роем яму однобокой прозападной политикой. В конечном итоге существует возможность столкнуться с ситуацией, когда продукция украинского производителя окажется невостребованной и на Западе, и на Востоке. Поэтому необходимо развивать совместные проекты с Россией и теми государствами, где украинская отечественная продукция еще нужна, совместно модернизировать производство с более близкими секторами экономики, с предприятиями, построенными по единой технологической цепи, по единым стандартам.
— Насколько велика вероятность того, что украинские элиты будут принуждены к интеграции на постсоветском пространстве, с учетом запуска «Северного», началом реализации в скором времени «Южного» потоков, сокращения транзита нефти и экономических проблем, встающих перед государством?
— «Принуждены» — слово, несущее негативный оттенок. На самом деле ситуация давно вынуждает Украину идти по пути более тесной интеграции с Россией и постсоветскими странами. Здравый смысл подсказывает, что это нужно было делать давно. Но мы видим, что при выстраивании отношений с Западом украинские элиты не всегда рассуждают здраво, это касается такой категории, как выгода. Их любимой поговоркой всегда была поговорка про «вумне теля». Данную фразу вы можете услышать чуть ли не от каждого сторонника многовекторности. Но они просто не понимают, что «теля» растет, а молока у «маток» уже нет, и если уж будут давать чего-нибудь сосать, то уж точно не вымя.
Я думаю, трезвый расчет должен взять свое. Предприниматели уже отмечают, что отечественного производителя подкосили невыгодные условия вхождения в ВТО. Правительство прилагает усилия, направленные на перезаключение соглашений по сотням (!) групп товаров, что для ВТО является нонсенсом, и ни одно государство себе такого не позволяло. Возникает вопрос: а зачем же надо было заключать столь невыгодное соглашение? И почему никто не понес политической ответственности за его подписание? Почему те же люди, которые вели переговоры о присоединении к ВТО и завели Украину в нынешнее положение, сегодня ведут переговоры с ЕС о создании зоны свободной торговли? На еще более невыгодных условиях!
Украина сможет выйти на нормальный путь развития только в том случае, когда решением сложных экономических вопросов будут заниматься специалисты. А не те, кто в угоду политической конъюнктуре будут заключать одни соглашения, а завтра просить их перезаключить.
— Почему Запад достаточно сдержанно отреагировал на прохождение в парламент неонацистов Тягныбока? Какое влияние будет оказывать эта партия на внешнюю политику?
— Как всегда, просматриваются двойные стандарты. Достаточно вспомнить, как отреагировали на электоральный успех ультраправых в Австрии, когда Вену фактически подвергли обструкции на международном уровне. Объяснение этому феномену, возможно, лежит в отношении Запада к собственной внешней политике. Украина для Запада — вторичный, если не более низкого уровня, партнер. Главным своим соперником на этом пространстве они считают Россию. В этом контексте все, что плохо для России, будет лояльно воспринято многими кругами на Западе — даже несмотря на откровенную брезгливость, проявляемую с их стороны к «Свободе». Примечательный факт: посольство США на своем сайте регулярно оповещает своих граждан о нежелательности посещения тех или иных стран в связи с какими-нибудь событиями. Так вот, если где-нибудь в Украине планируются акции «Свободы», то граждан США предостерегают от посещения этих мест, так как данная политическая сила обоснованно подозревается в связях с неонацистскими группировками.
Но меня больше поражает не позиция Запада в данном вопросе. Меня удивляет, почему Россия на высоком уровне не реагирует на появление откровенно русофобской партии в парламенте? Израильский посол может себе позволить прямо и откровенно заявить, что прошла антисемитская партия. Но ведь она не только антисемитская, ее представители высказывают русофобские взгляды. Глава российского МИД Сергей Лавров ограничился формулировкой об «уважении выбора украинского народа». Представитель Израиля сказал то же самое, только добавил, что в парламент прошла антисемитская партия, выразив этим озабоченность.
По итогам этих выборов я давал многочисленные комментарии российским СМИ и, когда заговаривал об уникальности нашей страны в смысле прохождения в парламент национал-социалистической партии, меня тут же перебивали и просили не «перегибать» или «преувеличивать». Они думали, что это я так оскорбляю тягныбоковцев. Приходилось пояснять, что это «Свобода» откровенно себя так называет. Никакой «Золотой Рассвет» в Греции, никакие сторонники Ле Пэна во Франции, никакой «Йоббик» в Венгрии не позволяют себе вслух заявлять, что они национал-социалисты или социал-националисты. Партия «Свобода» может себе это позволить и уже является парламентской.
— В прошлом месяце президент России Владимир Путин подписал федеральный закон, предусматривающий в рамках ОДКБ совершенствование нормативно-правовой основы для создания межгосударственных НПО, ориентированных на формирование единых производственно-технологических процессов по разработке и производству продукции военного назначения, ее модернизации, ремонту и утилизации. Каким образом Украина, со своим потенциалом, могла бы подключиться к данному процессу?
— Чем больше Украина в своей внешней политике будет ориентироваться на Запад, тем быстрее для нее закроются рынки сбыта своей военной продукции. Россия как одна из мировых держав не может позволить себе зависеть от стран с постоянно меняющейся политической конъюнктурой, поэтому в «оранжевое» украинское лихолетье начала создание замкнутых циклов производства оружия, попутно расширяя кооперацию с союзниками по ОДКБ. Принятие Украиной внеблокового статуса позволило сохранить некоторые кооперационные цепочки в стратегически важных для России областях, но в случае постоянных колебаний Киева в рамках пресловутой многовекторности и это может закончиться.
Меня в этом смысле удивляют некоторые чиновники МИДа, действующие просто-таки иррационально. К примеру, когда представитель внешнеполитического ведомства в ранге пресс-секретаря (это я об Олеге Волошине) в одном из эфиров заявляет (а речь шла как раз о выборе вектора внешнеэкономической политики), что все мы, дескать, хотим ездить на автомобилях марки «Мерседес», а не «Таврия», то я задаю себе вопрос: в какой еще стране мира чиновник, в чьи обязанности входит защита отечественного производителя, сидит и пропагандирует иномарки, пусть и хорошие, а не собственный автопром, пусть и плохой? Пока присутствует такой подход на уровне внешнеполитического ведомства, ждать серьезных сдвигов не приходится.
— Как вы оцениваете начало демаркации украинско-российской границы и установку первого пограничного столба?
— Столбы стояли и раньше. Другое дело, что для Москвы — это действительно не более чем символ, в то время как украинские власти пытаются делать на этом политику. Заметьте: денег-то на эти столбы нет не у России, а у Украины. Киев же так долго боролся за демаркацию границы. А теперь спрашивается: и что он от этого получил, кроме дополнительных затрат и головной боли?
— Какой будет политика США в отношении Украины после переизбрания Барака Обамы президентом?
— Вы знаете, я внимательно следил за ходом избирательной кампании, в том числе и за дебатами по внешней политике, как между кандидатами в президенты, так и вице-президенты. В ходе этих дебатов упоминалась Россия, гораздо чаще — Китай, угроза исламского терроризма, Иран, Афганистан, Сирия, Ливия… Вот о чем не упоминали, так это, простите, об Украине. Как вы понимаете, Украина не являлась и не будет являться приоритетом во внешней политике США. Да, конечно, в отношении Киева американцы будут выстраивать свою внешнюю политику, но только через призму взаимоотношений с Россией.
— Почему украинские СМИ так много времени уделили выборам в США и практически обошли вниманием выборы в Китае, который, по словам наших чиновников, также является стратегическим партнером Украины?
— Мне кажется, это связано с предсказуемостью выборов в Китае, обусловленной спецификой политической системы этой страны. К сожалению, Украина до сих пор не осознала: Китай — это не просто «растущий тигр», это уже выросший тигр, это уже вторая экономика мира, и хотим мы того или не хотим, не замечать того, что происходит в Китае, просто преступно и недальновидно. Немаловажно и то, что в отечественных СМИ с развалом Союза фактически уже угроблено такое понятие, как международная журналистика. Специалистов в этой сфере фактически не осталось, за редким исключением. Хотя раньше была довольно сильная школа
Просмотров: 298 | Добавил: kpu-putivl | Рейтинг: 0.0/0